Какой должна быть государственная лесная охрана?

Гринпис считает, что восстановить гослесохрану нужно в виде самостоятельной и финансово независимой федеральной службы, обладающей достаточной численностью инспекторов (не менее 20 тысяч человек) и не заинтересованной в проведении рубок.

Чтобы обеспечить российским лесам минимальную охрану, требуется не менее 20 тысяч инспекторов

Это соответствует одной оперативной группе из 3 человек на каждое участковое лесничество (минимальную административную единицу управления лесами). Для финансирования такой службы из федерального бюджета ежегодно потребуется выделять около 10 млрд рублей. Для сравнения: государственная смета на ведение лесного хозяйства в 2009 году составляла 25 млрд рублей. Учитывая, что ущерб от природных пожаров 2010 года, которые из-за отсутствия лесной охраны приобрели масштаб национальной катастрофы, составил, по разным оценкам, от 12 млрд рублей до 300 млрд долларов США, это вполне оправданные затраты.

Лесная охрана должна быть непременно федеральной службой

Если охрану леса возложить на субъекты Российской Федерации, получится, что полномочия по защите лесов и их использованию будут сосредоточены в одних руках — ведь именно регионы сейчас распоряжаются лесными ресурсами. Мы предлагаем четко разделить полномочия между лесниками и сотрудниками органов управления лесами. Инспекторы федеральной службы лесоохраны будут отвечать только за охрану леса. А распоряжаться лесными ресурсами и контролировать выполнение арендаторами условий аренды будут уже сотрудники региональных органов управления лесами. Таким образом, лесникам будет просто нечего продавать.

Сможет ли лесная охрана решить все проблемы леса?

Безусловно, нет, но это первый и очень важный шаг к успеху. Чтобы остановить разорение лесов России, особенно в густонаселенных районах, необходимо качественное лесное хозяйство, которое обеспечит своевременное восстановление лесов, уход за ними, защиту от пожаров, ликвидацию свалок, борьбу с вредителями и болезнями. Качественное лесное хозяйство стоит дорого, и надо создать условия, чтобы лесохозяйственным организациям (в том числе арендаторам леса) было выгодно вкладывать в него силы и средства. Для этого необходимо защищать результаты их труда. Пока лес, приведенный в порядок добросовестными хозяйственниками, может быть легко уничтожен пожаром или «черными лесорубами», рассчитывать на то, что многие будут вкладывать достаточно сил и средств в полноценное лесное хозяйство, не приходится.

Не превратит ли коррупция лесную охрану в «госструктуру по сбору взяток с бизнеса и населения»?

Такое может случиться не только с лесной охраной, но с любой другой государственной структурой. Коррупция не является специфической болезнью лесной охраны, она связана с государственным устройством в целом. И для борьбы с ней нужны меры, выходящие за рамки лесного сектора. Мы исходим из того, что в ближайшие два-три года коррупцию получится если не победить, то хотя бы вернуть в приемлемые рамки. В противном случае, вопрос о создании федеральной лесной охраны отпадет сам собой.