Кто заплатит за аварии?

В секторе ядерной энергетики международные правила и обязательства, которые регулируют степень ответственности за аварию, весьма противоречивы. В большинстве случаев лишь небольшая часть расходов, связанных с ликвидацией последствий серьезной ядерной аварии, ложится на плечи владельцев АЭС. Эти законодательные ограничения работают в поддержку ядерной промышленности и влияют на мировой энергетический рынок.

Эти ограничения существуют только потому, что те, кто занимаются продажей, обеспечением и управлением АЭС прекрасно знают, что аварии, подобные Чернобыльской, очень вероятны, а стоимость ликвидации их последствий огромна! При этом ответственность не ограничивается границами той страны, где именно произошла катастрофа.

«Ограничения этой ответственности выгодны операторам и были созданы для того, чтобы не препятствовать развитию ядерной энергетики» (пояснение к Венской Конвенции).

Стоимость Чернобыльской аварии

По самым скромным подсчетам, стоимость ликвидации последствий аварии на ЧАЭС стоила Советскому Союзу свыше 300 млрд долларов.
По подсчетам правительства Белоруссии, к 2016 году расходы на ликвидацию последствий Чернобыля достигнут 235 миллиардов долларов. До 2002 года Белоруссия тратила 6,1% своего годового бюджета на решение проблем, связанных с катастрофой.
Украина к 2000 году потратила на ликвидацию последствий аварии 148 миллиардов долларов.
В 1980 году Институт Исследования и Развития и Энергетики (бывшего СССР) рассчитал, что цена Чернобыля будет 358 миллиардов долларов. Институт отметил, что эта цифра превышает стоимость всей ядерной энергии, выработанной в СССР до 1986 года.

Да, одна авария перечеркнула экономику всей атомной индустрии. И Чернобыль был не единственной катастрофой. Стоимость ликвидации последствий аварии на Фукусиме может достигнуть 70 млрд долларов. Это сравнимо со стоимостью всей энергии, которая АЭС Фукусима-1 произвела за все свое существование.

Авария — чья?

До аварии на ЧАЭС законодательная ответственность в случае ядерных катастроф определялась Венской и Парижской конвенциями, принятыми ещё в 1960-е годы. Чернобыль показал, насколько предусмотренный ими уровень ответственности не соответствует последствиям аварии. В результате после Чернобыльской катастрофы размер финансовой ответственности был увеличен с 0,7 до 1,5 млрд евро, что всё равно значительно ниже стоимости ликвидации последствий Чернобыля.

На сегодняшний момент нет унифицированного законодательства, которое регулировало бы ответственность за ядерные аварии и решало бы вопрос компенсаций для пострадавших. Далеко не все страны следуют даже существующим конвенциям, а если и следуют, адаптируют их к местному законодательству.

Скрытые субсидии в ядерную энергетику

Экономисты-аналитики считают, что ограничение ответственности операторов АЭС – своего рода субсидия для ядерной промышленности. И если законодательство страны не позволяет создать условия для подобной поддержки АЭС, то атомщики просто не выходят на рынок этой страны.

Например, многие поставщики оборудования для реакторов избегают Канадского рынка - слишком велика вероятность, что им предъявят иск в судах США, жители которых могут стать жертвами аварии. По тем же причинам поставщики не спешат занять ядерный рынок Индии – там правительством пока не принят закон о полной финансовой ответственности.

Ограничение ответственности – существенная поддержка ядерной промышленности. Известно, что если бы французская энергетическая компания EDF страховала АЭС с учетом действующего международного соглашения (которое устанавливает ответственность на сумму 420 млн евро), страховые премии возросли бы с 0,0017 евроцентов за кВ/ч до 0,019 евроцентов. А если ограничений не было бы, и оператор взял бы на себя полную ответственность за аварию? В этом случае страховая премия составила бы 5 евроцентов за кВт/ч, то есть стоимость производства электроэнергии выросла бы в три раза.

Справка о стоимости аварий
1979 — от 21,3 до 695 млрд $ — Национальная лаборатория Сандия (США)
1987 — от 67 млн до 15,5 млрд $ — Главный финансовый офис (США)
1990 — от 613 до 652 млрд $ — Университетский Центр Пейс
1992 — 6,8 трлн $ (при развитии событий по наихудшему сценарию) — Акционерное общество Прогноз (Германия)
2004 — 5 трлн € — HJ Ewers and K Rennings