Эта страница находится в архиве и уже не актуальна

Аляска в опасности!

По данным Геологической службы США, в недрах Арктики хранится до 90 миллиардов баррелей нефти, 20 из которых спрятано в ледяных водах Аляски.

Северное сияние на Аляске

Натыкаясь на сухие скважины все чаще, нефтедобывающие компании вынуждены обращаться к разработке отдаленных регионов. Крайний Север с его огромным неизрасходованным потенциалом ресурсов кажется им новым прекрасным горизонтом. Некоторые компании уже провели разведочное бурение в Гренландии. Сегодня главные игроки нефтяного рынка уже дышат им в спину, планируя развернуть в регионе собственные программы нефтедобычи.

Первое крупное месторождение было открыто на  Аляске в 1957 году, хотя в значимого производителя нефти регион десятилетие спустя превратило открытие месторождений Прудо Бэй и Купарук. Построенный вслед за этим трубопровод Транс-Аляска стал важнейшим в США источником энергии, обеспечивающим около 20% нефтедобычи по всей стране. Но запасы Северного склона Аляски постепенно иссякают, и все больше внимания уделяется другим потенциальным источникам ресурсов. К ним относятся Национальный нефтяной резерв, Национальный Арктический заповедник дикой природы и морская часть Арктики.

Площадь земель Аляски, открытых для газо- и нефтедобычи, за последние годы увеличилась. Если в 2000 году эта цифра составляла 9 млн га, то в в 2008 году она достигла уже 77 млн га. Несмотря на экологическую катастрофу с участием платформы Deepwater Horizon в Мексиканском заливе, правительство США поддерживает новые разведочные проекты на Аляске. Министр энергетики Стивен Чу заявил, что «поиски и добыча нефти в территориальных водах Арктики и во всем мире — это часть стратегического плана, который поможет Америке сохранить уровень производства».

В попытке реализовать нераскрытый потенциал, компания Shell решила потратить миллиарды долларов, отправив в море Бофорта и в Чукотское море две нефтедобывающие платформы для бурения пяти скважин. Это значительно увеличивает риск экологической катастрофы, которая по своим масштабам может затмить даже аварию в Мексиканском заливе.

Арктическое лето на Аляске, середина июня.

Последствия нефтяного разлива в ледяных водах Арктики станут для местной флоры и фауны  настоящей катастрофой. Сильные морозы, огромная площадь морей, ураганные штормы, темнота, в которую регион погружен большую часть года, удаленность от населенных пунктов и практически полное отсутствие инфраструктуры — все это вызывает серьезные сомнения в том, что Shell действительно готова отвечать за последствия своих действий.

Программа Shell на 2012 год

Свою первую буровую платформу на Островах Кука (Аляска) Shell установила в 1964 году, но с того времени она разработала здесь лишь небольшое количество скважин. В 1997 году компания покинула Аляску, чтобы через десять лет вернуться туда вновь и приступить к сейсморазведке. В 2010 и 2011 году Shell планировала начать бурение в море Бофорта и в Чукотстком море, однако катастрофа в Мексиканском заливе и последующий отказ Агентства по Защите Окружающей среды США предоставить компании разрешение на проведение работ помешало этим планам сбыться.

Руководители Shell подтвердили, что компания планирует начать бурение у берегов Аляски в 2012 году, и заявили, что «никогда еще не чувствовали такой уверенности в своих действиях». Сегодня Shell получила от правительства практически все необходимые для начала работ разрешения. Компания планирует разрабатывать блоки Торпедо и Сивулик в море Бофорта (25 км от Северного Склона Аляски) и блок Бургер на шельфе Чукотского моря.  Глубина воды в обоих морях — около 50 метров, а создание каждой скважины займет около 34 дней.

Для освоения Аляски Shell наняла два буровых судна и небольшое количество страховочных кораблей. Судно Noble Discoverer будет работать в Чукотском море, в то время как буровая баржа Kulluk отправится в море Бофорта. Noble Discoverer — это переделанный под буровое судно сухогруз, построенный в 1966 году. Недавняя авария у берегов Новой Зеландии произошла с его участием.

Хотя море Бофорта и Чукотское море не так глубоки, как Мексиканский залив, последствия аварии здесь будут не менее печальные. Инспекторы США выяснили, что большинство разливов происходило на глубине менее, чем 150 м. В связи с этим, а также из-за риска, вызванного тяжелыми ледовыми условиями, правительство США недавно принудило Shell сократить свою программу до 38 дней, что на треть уменьшает «окно бурения».

Сможет ли Shell убрать нефть в Арктике?

Хотя Shell с уверенностью заявляет, что составила множество планов по работе с нефтью во льдах, компания также признает, что всех технических и экологических трудностей по работе с нефтью в Арктике учесть нельзя — их количество огромно. Масштаб проблем, связанных с работой в регионе с самыми экстремальными условиями таков, что готовность Shell ликвидировать даже относительно небольшой разлив в Аляске вызывает сомнения.

Экологическая компания Pew Environment Group не так давно исследовала планы ликвидации разливов нефти (ПЛАРН), составленные для работы в Арктике, и заявила, что нефтяная индустрия «не готова к работе в Арктике, а ее ПЛАРН попросту полностью неадекватны». Кроме того, эти планы «недооценивают вероятность аварии и ее последствия, особенно в границах американской части шельфа Северного Ледовитого океана». Анализ WWF показал, что оценка риска разлива выполнена с большими неточностями.

С учетом условий суровой арктической зимы, бурение разгрузочной скважины в море Бофорта может занять до двух лет. В то же время правительство США оценивает возможность крупного разлива лишь на одном блоке как 1 к 5, и это — за все время бурения. Географическая Служба США утверждает, что комплексного метода очистки разлитой во льдах нефти сегодня не существует, и что системы восстановления, используемые для сбора нефти, в экстремальных условиях Арктики не работают. Критики в шутку называют ПЛАРН Shell одой «швабре, ведру и щетке».

Документы, составленные компанией, лишь доказывают невозможность устранить разлив нефти на Аляске. Так, ПЛАРН в море Бофорта признает, что в летний период «лед здесь может пойти в любой момент», и что «при таких условиях, эффективность предотвращения аварии и восстановления окружающей среды будет заметно снижена». Дошло даже до того, что компания заявила, что «любые работы по ликвидации аварии прекратятся», если условия совсем ухудшатся, так как «работа на пораженной зоне может быть бессмысленной и небезопасной из-за торошения и перемещения льдов».

ПЛАРН Shell утверждает, что в случае разлива «нефтью покроется лишь небольшая площадь воды», хотя американские инспекторы оценивают потенциал некоторых готовящихся к разработке скважин в 60 000 баррелей в день. Один из методов, которые Shell будет использовать для борьбы с разливами —попытка сжигать утекшую нефть. Эксперты относятся к этому критически, так как подобная практика была опробована лишь в качестве эксперимента и лишь на небольшом участке воды. Предсказать ситуацию в суровых арктических условиях с их льдами, туманами, темнотой и ураганными ветрами, сегодня практически невозможно. Компания также проектирует «структуры сдерживания», которые BP безуспешно использовала во время работы на платформе Deepwater Horizon.

09/15/1989

Нефтяное загрязнение от Exxon Valdez на берегах Аляски

Shell, ответственная за недавние разливы нефти в Нигерии и в Великобритании, утверждает, что будет в состоянии очистить до 90% разлитой в Аляске нефти. В то же время Географическая служба США считает возможным собрать в Арктике лишь до 20%. После аварии Deepwater Horizon было убрано лишь 3% нефти, а в случае с танкером Exxon Valdez эта цифра достигла 9%.

ПЛАРН Shell основан на оперативном привлечении большого количества ресурсов и предполагает, что на Аляске уже существует вся необходимая инфраструктура. Сегодня это наивно и слишком оптимистично. Устранение нефятяного разлива потребовало от BP 6500 суден, десятки тысяч людей, а ценой этого разлива стала «клиническая смерть» региона, от которой он не оправился до сих пор. Но катастрофа такого масштаба в Арктике недопустима. Комендант береговой охраны США адмирал Роберт Папп заявил, что в регионе практически нет инфраструктуры и такого количества людей, которое мог привлечь BP. Сегодня в США только один действующий ледокол, а ближайший к месту бурения город был описан береговой охраной как «труднодоступное место, из которого невозможно вести работы больших масштабов». Это означает, что затруднения в логистике могут спровоцировать трудности не только в уборке нефти, но и в поиске и спасении пострадавших.

И хотя президент Обама заверил, что «лично проконтролирует готовность Shell к катастрофе подобной аварии в Мексиканском заливе», трудно представить, как он сможет заставить компанию убрать нефть из Арктики в случае разлива. Бесчисленное количество технических проблем, осложненных экстремальными погодными условиями и удаленностью Аляски, делают уборку нефти практически невозможной. Неизвестно, что собирается делать Shell в случае аварии — инцидента, который BP когда-то назвала «самым маловероятным прогнозом».

Что будет с Аляской в случае разлива?

Основная проблема заключается в том, что море Бофорта и Чукотское море еще до конца не исследованы, и потому адекватно оценить возможный ущерб крайне затруднительно. Береговая линия Аляски составляет более 40 000 миль, и разлив нефти здесь будет иметь катастрофические последствия для биоразнообразия.  Регион населяют разные, в том числе и редкие виды животных: полярный медведь, овцебык, морской заяц, полосатый тюлень, гренландский кит. В арктических водах водятся уникальные морские млекопитающие, а на территории Аляски вьют свои гнезда такие птицы как королевская гага, исландский кречет и белоголовый орлан.

Морская и прибрежная экосистемы еще не оправились от последствий аварии платформы Exxon Valdez, которая произошла в 1989 году С того момента, как танкер врезался в риф Блай и в залив Принца Уильяма вылилось более 250 тысяч баррелей нефти, прошло около 20 лет. Однако под гравием пляжей до сих пор можно обнаружить следы нефти.  Популяция морских выдр, которая после аварии сократилась вдвое, до сих пор полностью не восстановлена. В организме многих морских млекопитающих содержатся опасные токсины, и это постепенно ведет к их вымиранию. Количество касаток сократилось на 40%, и жизнь их сегодня также находится в опасности.

Вслед за гигантом отрасли Shell в Арктику ринутся и другие нефтедобывающие компании, и в этом случае региону грозит неминуемая гибель. Наша задача — остановить разрушение Арктики. В первую очередь для этого необходимо отвести угрозу от той ее части, которая сегодня находится в опасности — от Аляски.