Эта страница находится в архиве и уже не актуальна

Угрозы Арктике

Стремительное изменение климата, поиск и добыча природных ресурсов, судоходство и браконьерство — вот лишь некоторые из причин, по которым Арктика сегодня находится в серьезной опасности.

Климатические изменения

Динамика сокращения площади льдов в Арктике

Арктика нагревается гораздо быстрее, чем другие регионы Планеты, и последствия роста температуры здесь самые разрушительные. Одно из них — сокращение толщины и площади льда. В сентябре этого года ученые зафиксировали второй за последние 5 лет «арктический минимум» — рекордно низкое для этого времени года количество льда в Арктике.

Исследователи предсказывают, что к 2030 году арктический лед начнет полностью исчезать на летний период, и последствия этого будут губительны.

Почему таяние льда так опасно? Во-первых, морской лед поддерживает существование всей арктической экосистемы, и его исчезновение повлечет за собой необратимые изменения жизни в Арктике. Так, например, полярные медведи добывают себе пропитание охотой во льдах. Но уже сегодня учеными зафиксировано несколько случаев, когда белые медведи тонули в воде, не сумев преодолеть увеличившегося расстояния между льдинами.

Горящий арктический метан

Лед, призванный отражать солнечные лучи, стремительно тает, и потому темные воды океана (а вместе с ними — и земля) нагреваются гораздо быстрее. Опасность представляют и залежи метана, одного из мощнейших парниковых газов, «спрятанные» в многолетней мерзлоте. Попадая в атмосферу, метан также ускоряет процесс глобального изменения климата.

Поиск и добыча нефти

Арктика — один из немногих не тронутых промышленностью уголков Земли. Но этот регион неразрывно связан с другими частями Планеты, и потому загрязняющие вещества поступают в Арктику из прилегающих территорий вместе с воздушными, морскими и речными потоками. По оценкам ученых, только в российской части Арктики есть более сотни «горячих точек» — районов, где масштабы загрязнения существенно превышают допустимые нормы. Часть из них, например Кандалакшский залив и Обская губа, связана с деятельностью нефтегазового комплекса.

Нефтяное загрязнение приводит к деградации ландшафтов, наносит серьезный ущерб речным и морским экосистемам, ухудшает качество питьевой воды и воздуха, губительно влияет на климат.

По оценкам некоторых экспертов, при сооружении магистрального трубопровода на каждые 100 км трассы приходится 500 га поврежденных земельных угодий.¹ Каждый год площадь поврежденных земель увеличивается на 10 000 гектар. При этом скорость восстановления местных растительных сообществ в Арктике существенно ниже, чем в более южных регионах, а технологии рекультивации загрязненных земель малоэффективны. Кроме того, на практике рекультивация проводится лишь вдоль существующих дорог и не затрагивает территории, находящиеся за пределом придорожных участков. Зачастую происходит не реальная рекультивация, а её имитация: залитые нефтью участки посыпают песком, после чего нефть остается в почве, попадая в грунтовые воды и пресноводные водоемы, а затем — и в Северный Ледовитый океан.

Только с речным стоком в моря Северного Ледовитого океана ежегодно выносится несколько сотен тысяч тонн нефтепродуктов. В результате концентрация загрязняющих веществ на многих участках акватории Баренцева, Белого, Карского морей и моря Лаптевых уже сегодня в 2-3 раза превышает норму.

Сбор разлитой нефти у берегов Норвегии серьёзно осложнён льдами

Нефтедобыча непременно сопровождается масштабными разливами, губительные последствия от которых испытывает на себе всё человечество. Нефть, разлитая в Арктике, не оседает в одном месте, а распространяется по всему региону и даже за его границы. Токсические осадки по воде и по воздуху попадают в Евразию и Северную Америку, нанося непоправимый ущерб флоре и фауне. Оседая на перьях и коже животных, нефть лишает их защиты от холодов, мешает летать.

Кроме того, при сепарации нефти выделяется так называемый попутный нефтяной газ (ПНГ), большая часть которого напрямую выбрасывается в атмосферу либо попросту сжигается. Попутный газ содержит метан — опасный парниковый газ, поэтому отсутствие эффективной системы утилизации ПНГ приводит не только к токсическому загрязнению атмосферы, но также ускоряет климатические изменения.

За нефтяниками в регион нередко приходят браконьеры. В последние 15 лет в низовьях рек Западной Сибири и губ Карского моря возросла незаконная добыча ценных видов рыб, прежде всего сиговых и осетра. Это объясняется не только стабильным спросом на деликатесную продукцию в центрах нефте- и газодобычи, но также созданием необходимой браконьерам инфраструктуры. Еще по заказу Газпрома СССР, Миннефтегазстрой построил при выходе на Ямбургское месторождение порт, расположив его в устье реки Нюди-Епока-Яха  — в районе зимовальных ям осетра. В результате Ямбург стал перевалочной базой для доставки незаконной рыбопродукции в другие города Западной Сибири — Уренгой, Ноябрьск, Сургут.

Другая серьезная проблема нефтяных регионов — ухудшение качества грунтовых и подземных вод. К примеру, в Ненецком и Ямало-Ненецком автономных округах концентрация нефтяных углеводородов в питьевой воде превышает норму в десятки раз.²

Пока нефтяное загрязнение носит ограниченный, локальный характер, но из-за возросших в последнее десятилетие темпов развития нефтегазовой отрасли и планов по освоению арктического шельфа масштаб деградации окружающей среды в Арктике грозит перерасти из локального в общезональный.

Битва за шельф

Геологи утверждают, что в арктическом шельфе кроется около трети запасов мировой нефти. Однако нефтедобыча на шельфе влечет за собой последствия трагического масштаба: это не только риски разливов, но и ускорение глобального потепления, таяния льда, вымирания редких видов животных.

Современный мир чрезвычайно зависим от нефти, поэтому нефтяные компании продолжают продвигаться в малоосвоенные пространства Арктики в поисках последних капель нефти, игнорируя опасности, которое нефтегазовое освоение несет хрупкой арктической природе. В 2010 году шотландская компания Cairn Energy начала разведочное бурение на шельфе близ западного побережья Гренландии. До сегодняшнего дня им не удалось обнаружить нефть, однако если разведка британской компании увенчается успехом, в Арктику хлынут нефтяные гиганты, вроде EXXON и Shell. Некоторые из них уже подали заявки на разработку шельфовых месторождений у побережья Гренландии.

Почти все морские месторождения российской Арктики уже поделены. Восемь из двенадцати выданных на разработку недр арктического шельфа лицензий принадлежат ОАО «Газпром» и его дочерним предприятиям, остальные четыре — компании «Роснефть».

В конце сентября в Печорском море была установлена первая морская буровая платформа Газпрома — «Приразломная», и вот-вот на ней начнутся работы по добыче нефти. Активная подготовка к геологоразведочному бурению идет также в Карском и Баренцевом морях.

Бурение в Арктике, особенно на шельфе, крайне опасно: в мире не существует успешных практик по ликвидации нефтяных разливов в ледовых условиях. Если акватория моря покрыта льдами хотя бы на 10%, механические средства сбора теряют свою эффективность. Что тогда говорить о массивах арктического льда? При экстремально низких температурах нефть становится густой, что может затруднить работу насосов и других механических средств, использующихся при ликвидации разливов. Другой популярный метод уборки нефти — сжигание может не сработать из-за удаленности платформы: необходимое для этого оборудование нужно доставить к месту аварии в течение 50 часов, так как позже разлитая нефть становится непригодной для сжигания.

Очистка водных объектов от нефти — задача сама по себе крайне сложная, а в условиях Арктики — просто невыполнимая: по прогнозам ученых, при ликвидации аварийных разливов в арктических условиях удастся собрать лишь 10-15% от разлитой нефти.

Нефтегазовое освоение арктического шельфа опасно не только на этапе добычи, но также на стадии сейсморазведки и транспортировки углеводородов танкерами или по трубопроводам.

Беда в том, что нефтяные и газовые месторождения на арктическом шельфе своими границами зачастую совпадают или располагаются в непосредственной близости от зон, имеющих высокую биопродуктивность и рыбохозяйственную ценность. Платформа «Приразломная», к примеру, будет находиться на расстоянии 50-100 км от Ненецкого заповедника и ряда федеральных заказников, акватории и прибрежные зоны которых с большой долей вероятности окажутся загрязнены в случае сколько-нибудь существенного разлива нефти.

Еще одну опасность представляют айсберги, столкновение с которыми может стать для нефтедобывающих платформ роковым. При этом способы борьбы с ними кажутся смешными в сравнении с той опасностью, которую они представляют. Для ликвидации айсбергов планируется использовать брандеры — корабли, нагруженные горючими веществами, используемые для поджога и уничтожения вражеских судов.

Низкая температура, темнота, которая держится в регионе большую часть года, удаленность поисковых и спасательных служб — все это делает ликвидацию любого разлива практически невозможной.

Промышленное загрязнение

Хозяйственное освоение Арктики и развитие промышленности, по признанию ученых, основная причина всех экологических проблем региона. Арктика страдает не только от нефти, но также от загрязнения тяжелыми металлами, стойкими органическими загрязнителями (ПХБ, ДДТ и др.), радиоактивными веществами. В то же время замена нефти биотопливом и двигателями на электрической тяге, а также проекты в области нефте- и газосбережения могут стать достойной альтернативой бурению на арктическом шельфе. Остановить проблему промышленного загрязнения можно лишь общими силами, отказавшись от сырьевой модели экономики и воспользовавшись альтернативами, которые предлагают нам сегодня экологи.

¹² Экологические и ландшафтные исследования: Региональный анализ антропогенной трансформации ландшафтов Ханты-Мансийского автономного округа, Э. И. Валеева, Д. В. Московченко