Соврамши, господин Гордон

- 18 января, 2010

Предыстория

Показ на Первом канале скандального фильма «История одного обмана, или Глобальное потепление» вызвал волну справедливых возмущений. Важно подчеркнуть, что возмутились отнюдь не только общественные экологические организации, но и многие ученые.

Фильм, вызвавший столько вопросов, сделан довольно давно в Великобритании, а затем с определенной целью «доработан» в России. В фильме в полной мере использовались основные приемы манипуляции сознанием, предполагающие подгонку фактов под заданную цель, выдергивание отдельных фраз из контекста и т.д. Главная его цель — попытаться доказать, что деятельность человека не способна повлиять на глобальное изменение климата.

Многие специалисты, интервью с которыми использовались при создании фильма, были возмущены тем, как их слова интерпретировались создателями этой «агитки».

Видимо, реакция на фильм побудила Первый канал пообещать пригласить для серьезного разговора как противников, так и сторонников существующих теорий Глобального изменения климата.

ГордонТВ

Через некоторое время Первый канал пригласил представителей Гринпис и WWF на «серьезный» разговор о климатической проблеме — на …шоу «Гордон-Кихот».

Теперь уже очевидно, что экологические организации совершили ошибку, согласившись участвовать в этом шоу. Однако тогда всем показалось, что намерения главного телеканала страны действительно были серьезными и конструктивными. Собственно и представители «Гордон-шоу» уверяли, что все будет всерьез и честно. Проблему глобального изменения климата можно будет обсудить спокойно и конструктивно, так как противоположным сторонам будут предоставлены равные права на выражение своего мнения.

К сожалению, эти обещания были нарушены в самом начале записи шоу. В первых словах ведущий А. Гордон объявил о замене темы передачи.

По сути дела, было предложено обсуждать личные претензии и личное отношение ведущего к Гринпис. Судя по реакции, таким поворотом событий были обескуражены даже оппоненты, приглашенные в студию.

Учитывая, что:

  • изменилась тема передачи;
  • акцент был сделан на весьма расплывчатые, но очень эмоциональные обвинения в адрес Гринпис в нечистоплотности и эксплуатации экологических «страшилок»;
  • представитель Гринпис был практически лишен возможности отвечать на голословные обвинения Гордона;
  • было понятно (в том числе из «неформальных» намеков), что неугодные авторам программы выступления будут вырезаны,

представитель Гринпис был вынужден покинуть студию.

«Не очень приятно чувствовать себя обманутым, но это еще можно пережить - заявил директор по программам Гринпис России, кандидат технических наук Иван Блоков. — Но когда я понял, что мне не только не собираются давать слово, но и дают понять, что мои заявления и ответы, если они не понравятся ведущему, будут вырезаны, я решил, что самое правильное — покинуть студию».

В целом, программа Гордона была построена на заблуждениях и фальшивых стереотипах относительно Гринпис и других экологических организаций.

Обращает на себя внимание тот факт, что практически все негативные высказывания в адрес Гринпис и других экологов были весьма и весьма обтекаемы. И отношение они имеют не к конкретным фактам, а скорее к эмоциям и личным пристрастиям и антипатиям автора передачи. Впрочем, это неудивительно. Гордон сам заявил в эфире, что эта передача самая субъективная на отечественном ТВ. Иными словами на первом государственном канале, с приглашением специалистов почему-то обсуждались сугубо личные проблемы отдельного человека. В частности, его отношение к Гринпис.

Важно уточнить, что большая часть приведенных Гордоном «случаев» неоднократно опровергались с фактами и доказательствами на руках.

Наши юристы оценивают возможность подачи в суд на Гордона и/или Первый канал. Практика показывает, что в системе нашего законодательства не так легко отстаивать честное имя общественной организации. Также надо иметь в виду, что обвиняя Гринпис, Гордон не приводил сколько-нибудь конкретных доказательств и фактов. «Немножко», «в чем-то», «скажем так», «достаточно» — эти слова характеризуют стиль ведущего, не имевшего оснований для прямых обвинений. Судя по всему, с финальной версией шоу тщательно поработали юристы Первого канала. Обливание грязью осталось, но судебная перспектива резко уменьшилась — в таких случаях суды чаще всего даже не принимают дела к рассмотрению. Кроме того, подобного рода судебные процессы могут тянуться годами. Судебная тяжба Гринпис с одной калининградской газетой тянулась несколько лет.

Многие из нас и наших коллег считают, что вышедшая передача не достойна того внимания, которое ей уделяется. Однако, проблема в том, что Гордон, пользуясь служебным положением, делает свою личную неприязнь орудием антиэкологической пропаганды, донося свои персональные претензии до сотен тысяч граждан России.

Эта передача является закономерным продолжением устоявшейся в последнее время практики, позволяющей журналистам представлять или навязывать мнение отдельных лиц или групп лиц, связанных корпоративными интересами, как некую истину. Поэтому, мы считаем себя обязанными представить факты всем тем, кто нас поддерживает:

Основные «претензии» А. Гордона к Гринпис и другим экологическим организациям, на которые не дали возможность ответить или ответы на которые были вырезаны, а также реальные факты здесь.

Основные «претензии» к Гринпис и другим экологическим организациям, на которые не дали возможность ответить или ответы на которые были вырезаны, а также реальные факты.

(Для удобства читателей список разбит на две части — претензии от Александра Гордона и претензии от Патрика Мура, который при помощи «телемоста», принимал участие в передаче).

Гордон

1. «Почти 20 лет назад в Нью-Йорке я  пришел в одну природозащитную очень уважаемую организацию и обратился к ее сотрудникам и к главе с каким-то, я даже сейчас не могу вспомнить с каким вопросом, который касался их деятельности. Я получил исчерпывающий ответ. Меня только поразило немножко роскошество офиса на Манхеттене, и (я — человек неугомонный) еще и зарплата главного человека в этом офисе. Она была сопоставима по тем временам с зарплатой какого-нибудь Top Executive в большой компании».

Хотя Гордон не называет точной даты и названия организации из дальнейших слов становится ясно, что он говорит о Гринпис. На фоне фактов, его претензии звучат, мягко говоря, странно.

Вот факты:

Офис Гринпис в Нью-Йорке располагался по следующим адресам:
До 1987 — Avenue B near East 13th St.
С 1988 по 1991 — 96 Spring St., 3rd floor
С 1991 по 1997 — 6th floor of 462 Broadway, near Grand St

Так их описывают посетители (см. в приложении письмо Kenny Bruno (Campaign Coordinator Corporate Ethics International)):

Первый офис: «Это было помещение на первом этаже, без туалета, но с крысами и тараканами. Безопасность была большой проблемой, так как район был криминально опасный, а офис был окружен заброшенными домами».

Второй офис: «Очень небольшое помещение. Из-за того, что здание было очень старым, достаточно сложно было поддерживать чистоту. Часть офиса занимала организация Environmental Project on Central America (EPOCA)».

Третий офис: «Верхний этаж здания, очень простой, без каких-либо излишеств, за исключением отдельных перегородок для выделения нескольких индивидуальных помещений. Офис был больше предыдущих, но в нем располагались еще несколько организаций. Запомнился тем, что там было очень много крыс».

Ниже даны несколько фотографий лучшего из трех офисов (6th floor of 462 Broadway).

Теперь о зарплате. Так как не совсем понятно, о каких годах ведет речь Гордон, мы связались с бывшими сотрудниками Гринпис США, работавшими в организации в 1988 и в 1992 годах. Ниже их свидетельства (см. В приложении письма Kenny Bruno (Campaign Coordinator Corporate Ethics International) и Steve Sawyer (Secretary General Global Wind Energy Council)):

Steve Sawyer (в 1988 году — исполнительный директор Гринпис США): «В 1988 году зарплата исполнительного директора Гринпис США составляла 25 000 долларов в год, и это была самая высокая зарплата в организации».

Kenny Bruno (в 1992 — сотрудник Нью-Йоркского офиса Гринпис США): «Наши зарплаты были очень скромными, даже по меркам сектора неправительственных организаций, до 30 000 долларов в год».

Обратимся к сравнению с зарплатой «какого-нибудь Top Executive в большой компании». Любой желающий может найти в интернете ссылки на исследования по top executives. Согласно следующим документам:

https://dspace.lib.cranfield.ac.uk/bitstream/1826/1914/1/Directors%20Remuneration-2004.pdf
http://www.americasnet.net/Commentators/Bruce_Jay/Jay_CEO_Salaries.pdf

http://www.meyersson.com/ekoradet1-CorpGovEuropean.pdf

зарплата top executives в США в 1990 году составляла от 1.5 до 2.5 млн долларов в год.

Ну и для завершения этой темы, стоит посмотреть материалы, размещенные на сайте «The National Center for Education Statistics», согласно которым средняя зарплата учителей в 1990-91 годах в штате Нью-Йорк составляла 42 тысячи долларов, а минимальная — 26 тысяч: http://nces.ed.gov/programs/digest/d99/d99t080.asp

2. «Я вернулся в Москву и вел здесь на одном небольшом канале одну небольшую передачу, которая касалась жизни Москвы и москвичей, в том числе и экологии Москвы. Я вновь обратился в эту организацию, но уже в российское ее отделение. Задача была пустяковая: нужно было найти саженцы и посадить небольшую аллею в одном отдельно взятом месте Москвы. Я услышал, что эта организация такими мелочами не занимается».

Сложно сказать, что здесь имеется в виду. Видя, как вольно общается с фактами Гордон, в его словах возникают сомнения. Возможно, он действительно обращался с подобной просьбой. Неясно, что его обидело — то, что ему не хватило саженца или то, что Гринпис не смог посадить его аллею? Оставим это на его совести. Но вот информацию о том, что Гринпис занимается и такими «мелочами», можно без проблем найти в Интернете. Более того, подобные «мелочи» в виде проекта «Возродим наш лес» занимают значительное место в работе Гринпис России:

http://www.greenpeace.org/russia/ru/campaigns/90170/323796/331222
http://www.kuzminky.ru/s34.htm

http://epop.ru/news/1462/

http://old.kuzpark.ru/

http://www.greenpeace.org/russia/ru/photosvideos/photos/185604

http://www.greenpeace.org/russia/ru/photosvideos/slideshows/1021106?ssmode=html&page=7

3. «Мы сегодня начнем разговор именно с моих претензий этой организации, которых я, например, считаю в сегодняшнем мире нашем главными продавцами страха, извлекающих из этого не только моральные дивиденды, но и прямую выгоду. Конечно, речь идет об организации "Гринпис"».

Демонстрируя определенную подкованность в методах наступательной пропаганды, Гордон смешивает понятия, причины и следствия.

Хочется отметить, что главным «продавцом страха» как раз следовало бы признать отнюдь не Гринпис, который имеет весьма ограниченные возможности для широкого «разговора с обществом», а большинство ведущих российских СМИ и, в особенности, крупнейшие телеканалы.

По большому счету, тут не нужно ничего объяснять и доказывать. Достаточно посмотреть, сколько эфирного времени отдано различным криминальным случаям, сколько выходит в эфир натуралистичных «сюжетов» и пр.

Чтобы не выглядеть голословными обратимся к фактам, неоднократно опубликованным в СМИ.

Не так уж давно состоялась беседа, посвященная российскому телевидению, в которой участвовали, в частности, Даниил Дондурей, главный редактор журнала «Искусство кино» и Сергей Ениколопов, заведующий отделом клинической психологии Научного центра РАМН. Позволим себе несколько цитат:

Д. Дондурей: «Реальное общественное мнение сегодня точнее всего фиксируют социологи. По их данным, люди невероятно остро на психологическом уровне воспринимают телекартинки».

Корреспондент «Известий» Ирина Петровская так комментирует один из посленовогодних телеэфиров: «...программа «Чистосердечное признание» сделала спецвыпуск со зловещим названием «Конец празднику!» В нем собраны воедино «самые невероятные и ужасные события», произошедшие накануне, во время и после новогодних праздников. Вот их неполный перечень в той последовательности, которую предложила программа: из-за аномально теплой погоды проснулись ежики, и теперь они, неприкаянные, рыщут по лесу в поисках свежих мышей, а мыши, напротив, где-то схоронились, и ежам грозит голодная смерть. Звезда кино и ТВ Сергей Жигунов накануне Нового года подал на развод. Самодельные петарды оторвали руку подростку и убили молодую девушку. В больнице искалечили двухмесячного ребенка. За границей погибли российские туристы. Самая знаменитая московская путана Оля-Пышка (она же Леля-Колобок) в Новый год вновь вышла на трассу дарить себя мужчинам. В канун Рождества двое отморозков убили священника...».

Возвращаясь к «размышлениям» Гордона о том, кто и как «продает страх», заключим — совершенно очевидно, что этим скорее занимаются отдельные СМИ (или программы), а не общественные организации. Именно СМИ получают «прямую выгоду» из демонстрации «страшилок». СМИ «продают» не только страх смерти, нападения, болезни, но и страх за будущее детей, здоровье близких, страх потери работы и т.д.

Если говорить о проблемах людского страха в принципе, то необходимо отметить следующее. Многих людей пугает просто что-то новое. Еще больше людей боятся новых знаний, новой информации, требующих каких-то телодвижений, изменений в привычном течении жизни. Однако это не означает, что надо прекращать попытки образовывать, просвещать людей. Это не означает, что надо закрывать школы, институты, лаборатории, музеи и пр.

«Предупрежден — значит вооружен». «Кто владеет информацией, тот владеет миром». Давние и мудрые слова. Человек только тогда остается человеком, когда он развивается, получая новые впечатления, новые знания. Именно это, а не «страшилки» дает Гринпис — новые знания о взаимодействии человека с окружающей средой. Получая эту информацию люди могут осмыслить происходящее самостоятельно, а не на основе дозированной информации, одобренной многочисленными редакторами или высокопоставленными чиновниками. Гринпис предлагает новые подходы и технологии, рассказывает о результатах исследований и раскрывает неявные взаимосвязи человека и природы. Да, значительная часть этой информации может оказаться не для всех радостной. Этот факт тоже давно подмечен народной мудростью: «многие знания - многие печали»; «меньше знаешь - крепче спишь»… Тем не менее, только развиваясь, узнавая новое, человек остается человеком.

Переходя собственно к «выгоде», следует отметить, что Гринпис никогда не получал и просто не может получать дивидендов от своей работы, так как существует исключительно за счет добровольных пожертвований граждан. Никогда, и это безусловно доказано многочисленными проверками и аудитами, Гринпис не получал никакой финансовой помощи со стороны государственных, коммерческих и политических структур.

«Я понимаю эмоции, которые преобладали в шестидесятые-семидесятые годы у молодых людей, которые создавали "Гринпис". Она была радикальной, в чем-то экстремистской организацией, но другой быть не могла по определению, и я за это. Я против того, что с моей точки зрения, за эволюцию существования этой и многих других природоохранных групп они превратились, все-таки, в пиар и коммерцию. И я против того, чтобы черное называли белым, а называя белым, еще успешно продавали черное.»

Сложно опровергать какие-либо заявления, если при этом не приводится никаких фактов.

Гордон сообщает: «я против того, чтобы черное называли белым, а называя белым, еще успешнее продавали черное». Сразу скажем — как и все здравомыслящие люди, мы тоже против этого. О чем же тогда речь?

Никогда и ни при каких условиях Гринпис не занимался продвижением одних производителей за счет других и уж тем более никогда не получал деньги за организацию подобных «мероприятий».

Никогда Гринпис и не претендовал на то, что он является истиной в последней инстанции, не противодействовал цивилизованному спору о достоинствах или недостатках той или иной теории, технологии, продукции. Наоборот, Гринпис постоянно приглашает к диалогу, диспуту государственные и коммерческие структуры, будучи уверенным, что только в этом случае та или иная проблема может быть решена с минимальными издержками. В то же время, Гринпис твердо отстаивает свои принципы, свое мнение, если для того есть реальная научная база.

Резюмируя, можно сказать и так — этим пассажем как раз Гордон пытается назвать белое черным.

4. Итак, "Гринпис" честно и последовательно  пытается рассказать миру о своей картине этого мира? Или, используя разные технологии, от пиар-технологий до вот упоминаемых здесь черных списков, да? промотирует одни товары и услуги, и, ну скажем так, пытается дискредитировать другие?

Гринпис, как и другие уважающие себя и уважаемые обществом экологические организации, работает с объективной реальностью. С очевидной угрозой уничтожения природы и необходимой человеку среды обитания.

Вырубка лесов, химическое и радиационное загрязнение, климатические аномалии так же реальны, как и шоу Гордона. А может быть и более реальны. И доказательства тому представляет не только Гринпис. Очевидные доказательства деградации окружающей среды приводят сотни и сотни организаций и ученых.

Для Гринпис, наверное, главнейшая задача — предложить обществу способы решения экологических проблем. Продвижение конкретных товаров и услуг отдельных производителей не имеет к этому отношения.

Представляя те или иные списки, мы даем информацию, на основании которой потребитель, если захочет, может делать выбор.

Конкретный пример по энергосбережению. Для этого предложены несколько конкретных способов. Они доступны каждому на нашем сайте. Эти предложения переданы многим заинтересованным структурам, в том числе федеральному, московскому и другим региональным правительствам.

На нашем же сайте выложен и список производителей различных технологий и оборудования, имеющих отношение к альтернативному энергоснабжению. В нем около 500 контактов различных структур, ни одной из которых мы не отдаем предпочтения. Выбор производителя — личное дело и ответственность потребителя.

5. «Скажите мне, пожалуйста, когда на протяжении двух месяцев только что вышедший iPhone компании Apple объявляют самым "грязным" телефоном на планете - грязным в кавычках, потому что он не отвечает неким технологиям и загрязняет среду - а через 2 месяца после этого корпорацию Microsoft называют самой чистой и зеленой на планете, я могу наивно полагать, что это совпадение. Я могу наивно полагать, что компания Apple, которая прислушалась к этому и изменила ряд технологических процессов, даже 2 завода сменила, но так и не попала в этот зеленый список, понимаете какая история?»

В целом эта сентенция представляет собой маловразумительную мешанину из домыслов, ошибок и попыток обобщений необобщаемого. Однако попробуем внести хоть какую-то ясность.

Кампания «Green my apple» (в рамках проекта Гринпис по экологизации электронного оборудования) началась в 2006 году. В 2009 году компания Apple вывела на рынок первый компьютер, не содержащий опасных веществ.

Компания Apple является одним из лидеров и признанным инноватором компьютерной отрасли. Поэтому очень логично требовать экологически значимых нововведений, в том числе, и от нее. И если такая компания признала проблему и необходимость ее решения, а потом и решила, то другим производителям теперь очень сложно доказать, что им выставляются невозможные требования.

Похоже Гордон говорит о том, какие строчки занимали Apple и Microsoft в рейтинге производителей электроники, в противном случае его слова вообще невозможно понять. Да, есть рейтинг. Он, кстати, не является черно-белым или красно-зеленым списком, а демонстрирует прогресс основных производителей мобильных телефонов и компьютеров в выполнении ряда экологических условий (требований).

Теперь о «местах» в рейтинге. Apple остается в нем с самого первого дня и по сей день, переместившись с 11 на 9 место, — несмотря на то, что опасные вещества из ряда продуктов исчезли, остаются не до конца решенными вопросы переработки и эффективности энергопотребления. Microsoft появилась в рейтинге в декабре 2007 года и к декабрю 2009 года переместилась с 16 на 15 место (из 18 оцениваемых компаний): http://www.greenpeace.org/international/campaigns/toxics/electronics/how-the-companies-line-13

Учитывая вышесказанное, невозможно понять, где г-н Гордон нашел признание Microsoft «самой чистой и зеленой на планете».

6. «Endorsement программы Windows 7, которая только что вышла из московского офиса вот этой организации, я считаю делом не бесплатным. Причем, поспешным настолько, что Windows 7 сам Microsoft уже после того, как он получил endorsement ото всех зеленых организаций — это помним, это самая зеленая компания — все-таки, опубликовал данные о том, что новая программа, все-таки, на 20% больше энергии потребляет у определенных видов компьютеров».

Совершенно непонятно, откуда взялись сведения о некоем признании Windows 7 всеми экологическими организациями. И при чем тут Гринпис — непонятно. Единственное, что удалось найти по этому вопросу — комментарий сотрудника Гринпис России: «Мы будем рады, если для каких-либо компаний использование новой операционной системы поможет снизить энергопотребление, а значит, и нагрузку на окружающую среду, что, в свою очередь поможет уменьшить количество выбросов парниковых газов в атмосферу, которые признаны главным "виновником" глобального изменения климата — проблемы, с которой человечество никогда не сталкивалось так остро, как в наши дни».

Как видно невооруженным глазом, здесь нет ни слова о поддержке или о «не-поддержке» нового продукта Windows.

При этом, как уже говорилось выше, компания Microsoft занимает четвертое место с конца в гринписовском рейтинге «зеленой электроники».

И, как уже отмечалось, Гринпис не принимает никакой финансовой поддержки ни от коммерческих структур, ни от государственных, ни от политических партий. Это доказывается ежегодным аудитом.

8. Меня смущают методы, которыми это делает организация "Гринпис", а именно: широкая поддержка одних компаний, публикация черных списков других компаний, в том числе по ГМО (ГМО — Генетически модифицированный организм). Продукты, в которых присутствуют ГМО, созданы искусственно. Влияние ГМО на организм человека до конца не исследовано.

Нужно создать спрос. Спрос можно создать двумя способами. Можно опустить конкурента, напугав до смерти, что ты съешь в этом магазине и умрешь немедленно, завтра-послезавтра или лишишься возможности рожать детей, да? Можно пойти простым пиар-способом. Никто не знает, как влияет генномодифицированный продукт сегодня на человека, никто не знает! Ни один человек на Земле, ни один генетик вам не скажет в долгосрочной перспективе, что это такое. Но продукты без ГМО стоят уже в 2 раза дороже. Это результат чего? Пиар. Скажете, что он бесплатный - не поверю.

Так и просится ответ в гордоновском стиле: «Скажете, что Гордон бесплатно организовал эту программу — не поверим!». Может быть, что он ничего и не делает бесплатно, но это не значит, что так поступают все остальные. Мы не будем использовать стиль Гордона и обратимся к фактам.

Еще раз приходится констатировать — никогда и ни при каких условиях Гринпис не занимался и не занимается продвижением одних производителей за счет других. Это факт реальности и опровергнуть его невозможно. Можно лишь голословно, не приводя никаких доводов попытаться напустить «тумана». Чем Гордон и занимается.

Переходя к конкретному вопросу о трансгенах, следует признать, что в своих рассуждениях на эту тему Гордон прав в том, что последствия использования ГМО для человека до конца не изучены. Безопасность таких продуктов, как для природы, так и для человека — не доказана. Именно поэтому, а не из каких-то меркантильных или иных побуждений, Гринпис считает недопустимым выпускать такие экспериментальные продукты в открытую продажу и, тем более, использовать их при производстве детского питания. Важно добавить, что Гринпис не требует запретить генно-инженерную деятельность в принципе.

Гринпис считает принципиально необходимым предоставить каждому человеку полную информацию по трансгенам и возможность выбора — использовать или отказываться от трансгенных продуктов. Гринпис требует маркировать такие продукты, но тут нет никакой связи с пиаром, о котором пытается говорить г-н Гордон.

В России еще несколько лет назад никакой маркировки про ГМО не было. Следовательно, у потребителя не было информации, позволяющей выбрать в магазине тот или иной вид, сорт товара. В связи с этим Гринпис начал публикацию справочников, где были представлены списки предприятий, которые использовали или не использовали ГМО. Немаловажно, что за основу были взяты данные самих производителей, а также государственных органов. Кроме того были использованы результаты тысяч анализов различных продуктов из самых разных регионов России - от Калининграда до Владивостока. Говорить тут о каком-либо пристрастии или предвзятости просто глупо.

Такие справочники мы публиковали несколько лет подряд. Хотя черный список, о котором упоминает Гордон, был составлен всего один раз и в него вошли производители, которые сообщили, что не используют трансгены, но в их продукции трансгены были обнаружены.

Долгое время этот справочник был единственным источником доступной для потребителя информации о трансгенных продуктах. Затем была введена обязательная маркировка продуктов, содержащих ГМО.

«Продукты без ГМО стоят в 2 раза дороже», — опрометчиво заявил г-н Гордон. Посмотрим, какова реальность. Если взять несколько продуктов с маркировкой «не содержит ГМО» и без нее, то разницы в ценах не будет или она будет незначительна.

Несколько слов и про основной источник трансгенов — ГМ сою, а точнее — так называемый соевый изолят — ингредиент наиболее часто используемый в продуктах. По нашим данным, цена на трансгенный и нетрансгенный соевый изолят различается на единицы процентов. Учитывая, что в продукт редко добавляют более 3-5 % изолята, это никак не может значительно повлиять на окончательную цену продукта.

Подробнее о ГМО-программе Гринпис России.

Надеждин: Бог с ними, с фенольными домами. Скажите, зачем оценивать клик Google (Google — система поиска информации в сети интернет)? Вы видели эту акцию? Клик Google выделяет 2 грамма СО2. Кликая по Google, вы приносите вред окружающей среде. А по Яндексу — нет.

Сергей Надеждин привел в качестве доказательства якобы предвзятости Гринпис случай, который не так-то просто объяснить. Не потому, что «нечем крыть», а потому, что найти следы этой истории очень сложно.

Даже используя Интернет, надо потратить немало времени, прежде чем что-то найти и понять. «Эксперимент» потребовал написания запросов в самых разных, в том числе и в Гугловском, поисковиках. Потребовалось придумать множество сочетаний слов «Гринпис», «Google», «СО2», «клик» и т.д.

И тот самый Google, который стал «не люб» Гринпис, выдал ссылку на публикацию от 12 января 2009 года в Живом журнале Гринпис России:

7 строчек, повествующих о том, что «два запроса в Google приводят к выбросу в атмосферу такого же количества СО2, как и кипячение чайника», написаны в ЖЖ-сообществе Гринпис.

Важно подчеркнуть, что эти строки представляют собой так называемый «репост» — обычное явление, знакомое пользователям Живого Журнала. В публикации даны ссылки на первоисточник — там четко указано, что информация первоначально появилась в газете Daily Telegraph. Далее наш сотрудник увидел ее в журнале одного из самых известных в русскоязычном Интернет-пространстве блоггеров и «перепостил».

Никоим образом эту публикацию нельзя воспринимать в качестве доказательства того, что Гринпис обвиняет Google. Это даже не вяжется с законами логики. В самом тексте «поста» указано, что информация «про клик» есть вывод некоего физика из Гарварда Алекса Висснер-Гросаа.

Чтобы разобраться в ситуации не нужно иметь «семь пядей во лбу». В комментариях к «посту» дан перевод первоисточника, приведена ссылка на официальную реакцию Google и т.д.

При чем тут Гринпис?

9. Есть невостребованный продукт, например, та же самая новая технология компании DuPont. Он не востребован, потому что он дороже в 2 раза. Значит, надо создать некую легенду про озоновые дыры и продать, и все.

В истории ХХ века было несколько примеров, когда новые химические соединения поначалу казались удобными и эффективными, а негативный побочный эффект их применения обнаруживался лишь спустя десятилетия. Достаточно вспомнить широко применявшийся в строительстве асбест, повсеместное использование в сельском хозяйстве ДДТ, пестицидов и пр.

В этот же ряд можно поставить и ХФУ — хлорфторуглероды. Последние тесно связаны с так называемой «озоновой дырой», спекуляции вокруг которой не прекращаются до сих пор. Чаще всего они возникают из-за элементарного незнания действительной последовательности событий. А они таковы:

Химические соединения под общим названием хлорфтоуглероды (ХФУ) начали применяться в качестве хладагентов в 30-х годах 20-го века, заменив в холодильных агрегатах токсичный и крайне пахучий аммиак. ХФУ (известны также под названием хладоны или фреоны) были нетоксичны, негорючи и казались идеальным хладагентом. До той поры, пока в 1974 году в научной печати не появились (независимо друг от друга) две статьи, в которых теоретически предсказывалась возможность реакции, при которой ХФУ могут разрушать озоновый слой Земли.

После этих публикаций в мире начались исследования в области химии атмосферного хлора. Результаты не скрывались от общества и породили в США мощное экологическое движение, требующее запретить аэрозольные баллончики, в которых использовались ХФУ.

Потребители проголосовали кошельком — объем продаж таких товаров упал более чем вдвое. Промышленность не могла не отреагировать. В том же 1974 году представитель крупнейшего в мире производителя ХФУ — компании Du Pont, выступая перед Конгрессом США, заявил: «Гипотеза связи хлора с истощением озонового слоя является в настоящее время чисто спекулятивной и не имеет никаких доказательств, чтобы поддерживать её… Если достоверные научные данные… покажут, что любые ХФУ не могут использоваться без вреда для здоровья, Du Pont остановит производство этих соединений». Обещание было выполнено через 14 лет.

Опасения учёных подтвердились в октябре 1984 года, когда Британская Антарктическая экспедиция обнаружила уменьшение содержания озона в стратосфере над станцией Халли-Бей на 40%.

В мае 1985 года в журнале Nature появилась статья о проблеме ХФУ, а в 1987 году появились новые доказательства, что именно эти вещества привели к появлению озоновой дыры: над Антарктидой в зоне озоновой дыры было обнаружено увеличение концентрации оксида хлора в сотни раз превышающее величины, объяснимые с точки зрения химии атмосферы. Ещё несколько лет занял поиск научного объяснения того феномена, что дыра появилась именно над Антарктидой.

После выводов учёных должны были начать действовать политики. Здесь большую роль сыграла ЮНЕП, стимулировавшая международный политический процесс. В 1987 году в Монреале был подписан «Протокол о веществах, разрушающих озоновый слой», ограничивающий производство ХФУ.

Теперь — внимание! Только через год после подписания этого протокола компания Du Pont объявила о полном прекращении выпуска ХФУ. К тому времени в США уже были найдены альтернативы ХФУ, применяемые в аэрозольных баллончиках, которые оказались даже дешевле ХФУ.

Так что спекуляции на тему происков компании Du Pont, якобы придумавшей всю историю с озоновой дырой, чтобы продать изобретенные ею новые хладагенты, не выдерживают проверки фактами. Du Pont, возможно, потом и сумела заработать, потратив значительные суммы и ресурсы на исследования и разработку новых, безопасных для озона веществ. Но всё это было потом.

Остаётся добавить, что в 1995 году трое химиков — Франк Шервуд Роуланд, Марио Молина и Пауль Крутцен получили Нобелевскую премию по химии «За работу по атмосферной химии, особенно в части процессов образования и разрушения озонового слоя».

10. «Вы знаете, какое существует количество природоохранных организаций в мире, которым повезло изначально, может быть, меньше, чем "Гринпису", а, может быть, у них совесть просто по-другому устроена. Которые работают тихо, незаметно, на локальном уровне, делая каждый день абсолютно необходимые, полезные вот здесь и сейчас дела. И не продавая страшилки о глобальном потеплении, о несчастных китах».

Готовясь к передаче, Гордон, судя по всему, сумел взглянуть на некоторые документы, касающиеся работы Гринпис России. Однако, как нам представляется, он намеренно пропустил многие из важнейших материалов, в частности, те, где говорится о конкретных проектах.

Даже кратковременного визита на сайт Гринпис достаточно, чтобы убедиться, что именно таких конкретных, приносящих практическую пользу, в том числе и на локальном уровне, проектов мы ведем очень много. Мы о них не кричим, а «гордонам» такие проекты, скорее всего, просто не интересны.

Некоторые из них: волонтерские инспекции и борьба с лесными пожарами и травяными палами; посадки леса со школьниками Рязанской, Тульской, Белгородской и других областей; проект «зеленый офис» для самых разных организаций во всех регионах страны; курсы повышения квалификации для работников охраняемых природных территорий; уборка мусора в лесах и туристических зонах; лекции для работников лесного хозяйства и пр.; производство учебных методических фильмов; учебные лагеря для учащихся сельских школ… Это далеко не полный список совершенно конкретных и крайне полезных проектов которые ищет, но не видит Гордон.

В продолжение сентенции о малых, но важных делах, Гордон иронически критикует продажу страшилок «о глобальном потеплении, о несчастных китах».

Невозможно не заметить, особенно за несколько дней до открытия конференции ООН по климату в Копенгагене, что тема глобального потепления стала главной отнюдь не у Гринпис, а, в первую очередь, у международных, межгосударственных научных, управленческих и законотворческих структур, у руководителей государств (включая Президента России). Таким образом, именно они, по словам Гордона, продают климатическую страшилку. Интересно кому? Друг другу?

Что же до пренебрежительных слов о «несчастных китах», так тут Гордон проявляет себя, совсем уж, мягко говоря, глубоко неосведомленным человеком. Может быть это и хорошо. Никому не пожелаешь знать, что чувствует живое существо, когда в его теле взрывается граната, раздвигающая металлические «лапы» китобойного гарпуна. Возможно, Гордон и не подозревает о мнении многих ученых, считающих, что мозг китообразных по своим возможностям ближе к человеческому, чем мозг любого другого животного. Возможно, ирония Гордона исчезла бы, узнай он подробности кровавого, преступного китобойного промысла, которым за сравнительно небольшой срок человек уничтожил сотни и сотни тысяч китов и численность многих их видов сейчас такова, что речь может идти о полном исчезновении. Впрочем, видимо для Гордона это все мелочи жизни. Оставим это на его совести.

11. «Мы имеем предмет научного спора сегодня, является ли глобальное потепление или изменение климата антропогенными или это происходит по причинам, которые мы до сих пор понять не можем? Но всемирный судья, экономический и политический с помощью организации "Гринпис" принимает целый ряд мер, направленных на то, чтобы изменить хозяйственную деятельность в пользу одних, ущемляя при этом других, основываясь на научном споре и ни на чем больше. Я не прав»?

В связи с конференцией ООН в Копенгагене, комментировать подобные высказывания о «несостоятельности» теории глобального изменения климата и его антропогенной природы пришлось уже не один десяток раз.

Удивительно, что люди, которым не придет в голову подвергать критике гипотезы и теории из областей химии, физики, философии и других наук, с легкостью берутся утверждать, что глобальное изменение климата — это спорная вещь, не имеющая под собой научного обоснования. Что имеющиеся климатологические модели недостаточно детальны, а предлагаемые меры по сокращению выбросов — не более чем лоббирование интересов тех или иных политических сил или бизнеса.

Сказать «я не верю в потепление, потому что я слышал, что еще не все доказано, поэтому беспокоиться не о чем» — все равно, что утверждать, что лечить рак или СПИД не нужно, так как не все еще до конца известно о природе этих болезней.

Как правило, главная проблема при обсуждении вопросов, связанных с проблемой изменения климата — это несоответствие «языка» оппонентов. В подавляющем большинстве случаев с одной стороны выдвигаются результаты работы ученого сообщества, а с другой — преобладают эмоции («я не верю в потепление, потому что человек не способен изменить климатическую систему»), либо «конспирологические» догадки, густо приправленные скандалами («хакеры вскрыли переписку климатологов и доказали, что изменение климата — миф»).

Мы не утверждаем (да и, пожалуй, никто из экспертов, связанных с климатической тематикой этого не делает), что в научной среде достигнут полный консенсус по проблеме изменения климата. Разумеется, это не так. Ученые всегда будут спорить и это хорошо, так как именно споры дают шанс на появление истины. Тем не менее, мы считаем, что при обсуждении такого сложного вопроса, как проблема глобального изменения, нужно ориентироваться на то, что признано большинством ученых планеты на сегодняшний день.

Сегодня результаты анализа всей доверительной научной литературы (а, стало быть, и результатов исследований) суммированы в ряде докладов. Главными из них, пожалуй, являются Оценочные доклады (их уже 4) Межправительственной группы экспертов по изменению климата (МГЭИК / IPCC). В состав этой группы входят сотни ученых со всего мира, в том числе из России. Эти доклады сводят воедино известные данные по проблеме изменения климата. В них представлены модели климатических изменений, рассчитанные с учетом всех известных факторов, влияющих на климат, представлены прогнозы, описаны наблюдаемые и предполагаемые последствия климатических изменений. В России и в 2007 и в 2008 годах публиковались доклады Росгидромета об изменениях климата, построенные по принципу докладов МГЭИК.

Так вот, в тексте этих докладов с полной определенностью указано, что «крайне маловероятно (< 5%), что изменения климата, наблюдавшиеся за последние 50 лет, происходили без внешнего воздействия; с высокой степенью вероятности (> 90%) можно утверждать, что наблюдаемое увеличение концентрации антропогенных парниковых газов обусловило большую часть глобального потепления, начиная с середины ХХ века».

Как после этого воспринимать слова Гордона о том, что «всемирный судья, экономический и политический с помощью организации «Гринпис»...? Опять налицо отсутствие логического мышления.

Конечно, читать сотни страниц специальной литературы — дело гораздо более хлопотное, чем одной фразой попытаться противопоставить свою точку зрения выводам сотен ученых.

Отдельно надо подчеркнуть, что борьба за снижение выбросов «парниковых газов» в любом случае принесет немалую пользу. Она предполагает переход на инновационный путь развития экономики, путем внедрения энергоэффективных технологий, развития возобновляемой энергетики и т. д. и т. п. Эти требования были бы актуальны даже в том случае, если бы проблемы изменения климата не существовало. Органическое топливо, на котором основана мировая экономика, не вечно. Рано или поздно оно закончится. Вопрос лишь в том, кто будет к этому готов, а кто, рассуждая о «всемирном заговоре экологов, политиков и бизнеса» останется у разбитого корыта. Именно поэтому Гринпис предлагает собственный сценарий развития энергетики.

В заключение, дабы не быть голословным как Гордон, предлагаем ссылки на мнения ученых:

12. «Но при этом существование любой страшилки, если она создана только для того, чтобы обратить внимание человечества на какую-то больную проблему, я только приветствую. Но когда эта страшилка создается, потом монетизируется, мне становится не по себе».

Эти слова выдают принципы, на которых строится пропагандистская деятельность многих современных СМИ. По поводу «страшилок» у Гринпис иное мнение. Нам представляется, что недопустимо намеренно создавать «страшилки» в принципе, а уж тем более, недопустимо говорить о приветствии «любой страшилки». Это прямое следование принципу — «цель оправдывает средства». Подобная идеология не согласуется с цивилизованным подходом к решению проблем, которому следует Гринпис.

Что имеет в виду Гордон, говоря о «монетизации»? Если то, что для решения той или иной проблемы, благодаря общественной активности, появляются финансовые возможности, то это здорово. И бояться тут нечего. Если же Гордон вновь (и вновь завуалировано) намекает на некий корыстный интерес экологов, то мы опять возвращаемся к тому, что говорили выше. Впрочем, повторение мать учения. Для нас не составит труда еще и еще раз объяснить фактическое состояние дел, чтобы прекратить надоевшие рассуждения о финансовой или политической ангажированности Гринпис и многих других российских экологических организаций.

Гринпис не зарабатывает на экологических проблемах и не берет денег у коммерческих, политических, государственных структур. Гринпис не занимается лоббированием отдельных компаний и товаров. Гринпис не занимается «экологическим шантажом» или иными проектами такого рода.

13. «Был доклад, который представил уважаемый "Гринпис" России, не знаю, в соавторстве с "Гринпис" Украины или без, по состоянию саркофага на Чернобыльской станции. Я говорил с физиками. Очень сомнительный доклад по той части, что большая часть из тех, с кем я говорил — может быть, они придерживаются другой точки зрения, может быть — они считают, что там вообще ничего не осталось, то есть саркофаг-то бесполезный и 99% разлетелось в момент взрыва».

Тут «журналист» в очередной раз показывает свою некомпетентность. Никакого доклада о состоянии чернобыльского саркофага Гринпис России не делал и не представлял.

Что же касается вопроса, сколько осталось радионуклидов внутри саркофага - он до сих пор дискуссионный. Возможно, что большая часть топлива вылетела в момент аварии. Но даже той части, что осталась достаточно, чтобы поразить еще раз обширную территорию. Если г-н Гордон в это не верит, он может пройтись с дозиметром внутрь саркофага и проверить. Тогда он, возможно, поймет - нужен саркофаг или нет.

Вообще странно, что он зацепился за столь техническую тему, как состояние саркофага. Есть более конфликтные дискуссии вокруг чернобыльской темы. Например, состояние здоровья ликвидаторов. Некоторые медики, утверждают, что Гринпис не прав, заявляя, что здоровье ликвидаторов отличается в худшую сторону от здоровья остального населения. Много споров и о том, сколько же пострадало человек в результате катастрофы. Странно, что эти проблемы не заинтересовали Гордона.

Если кого-то интересуют доклады и материалы Гринпис о Чернобыле и в целом о ситуации с «мирным атомом», то их можно найти на сайте Гринпис. Некоторые материалы приведены ниже.

«Претензии» Патрика Мура

1. «Я ушел из "Гринписа" после того, как работал с ними 15 лет в руководящем комитете этой организации. Потому что я не думал, что они развивают свою работу в нужном направлении по целому ряду научных вопросов, по таким вопросам как химия, биология. Я думаю, они ошибаются по целому ряду ключевых вопросов, включая и используя и генетику для сельскохозяйственных нужд, а также и устойчивое лесопользование. Я думаю, что ядерная энергия — это очень важный источник энергетический для будущего».

Очень хочется думать, что Патрик Мур заблуждается искренне, хотя вся его пост-гринписовская деятельность доказывает обратное. Его личное дело — соглашаться или не соглашаться с методами работы организации, но огульно обвинять в ошибочности ее работу некорректно.

Наверное, за почти 40-летнюю историю Гринпис делал какие-то ошибки, как известно — не делает ошибки только тот, кто ничего не делает. Но всегда, обращаясь к той или иной проблеме, Гринпис привлекал компетентных специалистов и ученых. Да и сотрудники организации, как правило, имеют высшее образование, многие — научные степени. Нельзя назвать их «пришедшими с улицы крикунами». Это люди, как минимум, имеющие базовые знания и навыки в тех вопросах, которыми они занимаются.

Выступления перед научным сообществом, публикации своих статей и материалов является неотъемлемой частью нашей работы. Нас знают и уважают в научных кругах в области биологии, энергетики, лесной науки, социологии и т.д. Мы ведем работы со многими научными учреждениями и учеными России и других стран.

Гринпис России был основным автором или участвовал в подготовке десятков обзоров, докладов, аналитических материалов, признанных российским научным сообществом. Ознакомиться с ними очень легко — достаточно поинтересоваться содержимым страницы http://www.greenpeace.org/russia/ru/press/reports на нашем сайте.

Что касается «мирного атома», то Гринпис и придерживается более реалистичной, нежели г-н Мур, точки зрения. Очень просто говорить о потрясающих перспективах ядерной энергетики, но при этом не следует отрываться от реальности.

Любой ядерный объект, даже при безаварийной работе, является, как минимум, потенциальным источником опаснейшего радиоактивного загрязнения. Имеется множество доказательств негативного воздействия радионуклидов на живые организмы, включая человека.

Ни один ядерный объект не застрахован от крупной аварии.

Ядерная энергетика экономически неэффективна и «живет» за счет налогоплательщиков.

При работе ядерных реакторов образуется большое количество радиоактивных отходов, безопасно хранить и перерабатывать которые человечество так и не научилось.

Подавляющее большинство россиян ПРОТИВ строительства новых реакторов (данные 2003 года) и ввоза в нашу страну радиоактивных отходов из-за рубежа (данные 2000 года). Однако руководство российского ядерного комплекса игнорирует общественное мнение.

http://www.greenpeace.org/russia/ru/press/releases/36778
http://www.greenpeace.org/russia/ru/press/reports/161946

Ответы про ГМО уже были даны выше, а про устойчивое лесное хозяйство смотрите ниже.

2. «Я считаю лично, что "Гринпис" — это некая политическая группа, и больше уже не пользуется ни научными данными, ни логикой для определения своей позиции. Ну, например, ядерная энергия — она настолько важна для будущего, если мы намерены ослабить свою зависимость от полезных ископаемых, 16 реакторов построил Китай, 9 Россия, 6 Тайвань и 6 Южная Корея. И только некоторые из них построены на Западе. Частично из-за этого движения защитников окружающей среды люди боятся этой очень важной технологии. Конечно, вопрос климатических изменений - это наиболее важная тема на сегодняшний день. И опять же, я считаю, что "Гринпис" преувеличивает эту проблему, создает из нее страх и сенсацию вместо того, чтобы следовать науке и логике».

По поводу политики. Гринпис принципиально и твердо дистанцируется от политических действий и не работает, не взаимодействует  в интересах той или иной политической силы или структуры. Это принципы организации, которые безоговорочно выполняются.

Относительно использования  научных данных - смотрите выше.

Обращаясь к утверждению о невозможности отказа от ядерной энергетики, заметим, что оно выглядит странно, если учесть, что доля атомной энергетики не превышает 5% от общего количества энергии получаемой в нашей стране. Если осуществить все грандиозно-невыполнимые планы по строительству новых реакторов в нашей стране, то, возможно, цифра увеличится до 8%.

Важно также понимать, что атомная энергетика не решает вопросов отопления, транспорта и многих других. Запад отказывается от АЭС  не столько из-за давления «зеленых», сколько по причине безумной дороговизны и опасности проектов. А также отсутствия решения с радиоактивными отходами. К сожалению, некоторые страны: Россия, Китай, Южная Корея, сделали «мирный атом» вопросом сомнительного престижа.

И, если уж Патрик Мур  заговорил о научной точности, возникает вопрос о 9 реакторах, которые, по его словам, построила Россия. Откуда взялась эта цифра? В бывшем СССР и в России построены сотни реакторов. В России сейчас функционирует 10 АЭС, на которых эксплуатируются 31 реактор. Еще несколько выведены из эксплуатации.

Небрежные слова о 9 реакторах вызывают сомнения в  осведомленности и обоснованности высказываний г-на Мура.

3. «Конечно, есть такой  аспект. "Гринпис" — это очень крупная  организация, занимающаяся мобилизацией средств, наверное, где-то 400 миллионов долларов они собирают в год, и, конечно, они проводят очень мощные кампании для того, чтобы люди чувствовали, что они должны их финансировать. Всегда так было, даже тогда, когда мы, в общем, здорово работали. Это, конечно, не самая главная тема, я имею в виду коммерческий аспект, но это важный аспект для них, потому что им необходимо поддерживать занятость тысяч людей, которые работают по всему миру.»

Теперь факты: общая  сумма пожертвований, полученных в 2008 году всеми национальными организациям Гринпис и Гринпис Интернэшнл составила 202 млн. евро. В том же 2008 году во всех национальных организациях, в 46 странах, работало 2500 человек.

Чтобы окончательно прояснить ситуацию с финансированием, еще раз отметим, что Гринпис не принимал и не принимает никакой финансовой поддержки ни от правительств, ни от бизнеса, ни от политических партий. В 2008 году около 3 млн. человек поддержали Гринпис, потому что считают, что эта организация делает правильное дело. Все национальные организации Гринпис и Гринпис Интернэшнл ежегодно проходят внешний аудит, независимого от того, требует того закон или нет. Результаты аудита публикуются на сайтах национальных организаций и направляются всем, кто делал пожертвования.

Мы надеемся, что  нас поддерживают, потому что доверяют.

Со списком достижений Гринпис можно ознакомиться здесь:

http://www.greenpeace.org/russia/ru/about/victories
http://www.greenpeace.org/international/about/victories

С финансовыми отчетами о деятельности Гринпис можно  ознакомиться здесь:

https://join.greenpeace.ru/reports.htm
http://www.greenpeace.org/international/about/reports

4. «Например, "Гринпис"  против вырубки  лесов и лесопользования для заготовки леса. В общем-то, нелепо, потому что древесина — это один из наиболее важных возобновляемых материалов, это, собственно, результат фотосинтеза и солнечной энергии. Деревья — это самый главный сборщик солнечной энергии на Земле, и нам необходимо использовать их для того, чтобы устранять СО2 из атмосферы. А ответ "Гринпис" заключается, что нам меньше надо вырубать, и тем самым меньше древесины, что означает, что нам придется больше пользоваться сталью и бетоном, что против принципов и энергопотребления, и так далее, и так далее. Они фундаментально ошибаются по целому ряду ключевых вопросов.

Следующее — это ГМО в  области медицины и продуктов питания. Это очень важная наука, и многое можно  сделать для того, чтобы повысить качество питания и избавиться от недоедания, особенно в тех странах, где около миллиона детей из-за недохватки витаминов слепнут. Это можно исправить через ГМО. А "Гринпис" и их друзья против любых ГМО, даже если это может спасти 250 тысяч детей от слепоты. Это антигуманитарная позиция. Я считаю, что это преступление против человечества, занимать такую позицию».

Обратимся к фактам. Гринпис никогда не выступал против вырубки лесов в принципе. Наше требование — цивилизованно использовать его ресурсы. Под «устойчивым лесным хозяйством» мы понимаем такое хозяйство, при котором наносится минимальный ущерб природе при получении максимально возможных благ для людей. Проще говоря, древесина должна заготавливаться в «правильных» местах и «правильными» способами.

В «правильных» местах — означает, что древесина не должна заготавливаться в последних диких (малонарушенных) лесах Земли и других лесах высокой природоохранной или социальной ценности, которые могут утратить ее в результате рубок.

«Правильными» способами — значит должны использоваться те виды и технологии рубок, которые соответствуют экологическим особенностям конкретных природных зон и типов леса, и которые наносят наименьший ущерб биологическому разнообразию и средообразующим функциям леса.

Кроме того, необходимо своевременно восстанавливать лесные ресурсы, что предполагает как минимум лесовосстановление и уход за молодыми лесами, охрану леса от пожаров и других негативных воздействий.

Необходимо заключить, что г-н Мур опровергает не позицию Гринпис, а свои собственные представления о ней. Реальность такова: позиция Гринпис и представления г-на Мура о ней, это совершенно разные вещи.

Подробнее о Лесной программе Гринпис в целом:

Цивилизованное хозяйство, несомненно, предполагает сохранение особо ценных лесных массивов, где масштабные коммерческие рубки безусловно должны быть запрещены.

В первую очередь Гринпис  требует сохранить так называемые "малонарушенные" леса. Это территории в минимальной степени нарушенные деятельностью человека, площадью не менее 50 тысяч га и диаметром вписанной окружности не менее 10 км. Вместе с другими природоохранными организациями, Гринпис подготовил карту малонарушенных лесов мира на основе современных космических снимков, доступных в сети Интернет (2005).

Гринпис также борется и за сохранение лесов на особо охраняемых природных территориях. Прежде всего — в заповедниках и национальных парках.

Трудно оспорить и требования сохранить леса на территории о бъектов Всемирного природного наследия. Таких в России девять. 

Также Гринпис занимается проблемой восстановления лесов. В частности, в малолесных регионах, где идет проект для учеников сельских школ «Возродим наш лес».

Ответ на вновь возникший  вопрос по ГМО — см. пункт 8 из «претензий» Гордона».

5. «Типичная тактика,  которой придерживается "Гринпис" — у них есть  хорошие и плохие  ребята. И они охотятся  за плохими и  следят за ними, что они там  делают. Это некий  шантаж, когда такие  бренды как Apple или другие компьютерные компании — они их шантажируют, это чистая политика, а не наука».

В любом обществе и  в любое время есть хорошие  и плохие «ребята» и «придумано»  это задолго до появления Гринпис. Это для справки. Что же касается смысла слов г-на Мура, то непонятно, что плохого в контроле за тем, чем занимаются «плохие ребята»? По здравому размышлению это обязательная часть функционирования общества. При чем тут тогда «шантаж»?

Возможно, г-н Мур  подразумевал различные рейтинги, в  которые попадают или не попадают компании, производители. Обвинять рейтинги в антинаучности или политике или признавать их элементами шантажа, это все равно, что признать рейтинг стран ЕС по уровню их социально-экономического развития шантажом, к примеру, Германии по отношению к Португалии.

Кстати, конкретный пример полезности такого рода сопоставлений: если не было бы рейтинга, то не было бы у пользователей Nokia возможности  сдать свой телефон в ближайший  сервис-центр на переработку, а Apple бы не выпустил экологичный компьютер.

Закономерный вопрос - технический прогресс для г-на Мура — это шантаж, антинаучная деятельность?

И несколько общих  слов о рейтингах. Собственно говоря, вся человеческая жизнь построена  на «черных-белых» списках и рейтингах. Никто не хочет идти к плохому врачу. Все хотят к хорошему. И один раз побывав у такого, неужели он не расскажет о своем негативном и позитивном опыте друзьям? А это уже списки и рейтинги.

Приложение:

1. Письмо Kenny Bruno (Campaign Coordinator Corporate Ethics International) по поводу «роскошного» офиса Гринпис в Нью Йорке и зарплат сотрудников Гринпис США.

Получено  21.12.09.

«I have been told that there is information circulating in Russia to the effect that the Greenpeace New York office in the early 90's was luxurious, and its staff highly paid.

I can assure you from personal experience that this was not at all the case. I held a series of positions with Greenpeace US and Greenpeace International from 1985-1997, which afforded me experience with all the Greenpeace NYC offices.

The first Greenpeace office, on Avenue B near East 13th St., was a storefront without a private toilet. I visited several time in 1986 and 1987, from my base in Cambridge, MA. It was infested with cockroaches and rats. Security was a problem, as drug addicts from the neighborhood would sometimes attempt to enter, and it was a high crime area surrounded by abandoned buildings, squats and drug trade. The only staff based there were door-to-door canvassers; their salaries were entry level.

By 1988, the office had moved to 96 Spring St., 3rd floor. Again the employees were canvassers with entry level salaries; we added one toxics organizer who also made a very modest salary. The space was very small and, because the building was old, it was very hard to keep clean. One section was sublet to Environmental Project on Central America (EPOCA).

In 1991 the office moved to the 6th floor of 462 Broadway, near Grand St. For the first time, the NYC office had a Regional Director and small campaign staff, in addition to the canvass operation. I relocated from Boston and worked out of that office starting in 1992.  This was a larger and somewhat more comfortable space, some of which was sublet. Our salaries were very modest, even by non-profit standards, in the $30,000 per year range, or $12-14 per hour for research assistants. While that office was large (and some of it was sublet), it was a simple loft with no amenities other than walls for a few private offices. Like the two previous office spaces, it was notable for its high rat population.

In 1997 that office closed, and I sublet a tiny space (150 square feet) from Gabriel Films on 467 Washington St. My office consisted of a desk, telephone, chair and computer. I shared a printer and mini-fridge with Gabriel Films.

I hope this information helps to set the record straight.

Best Regards,
Kenny Bruno
Campaign Coordinator
«Corporate Ethics International»

2. Письмо Steve Sawyer (Secretary General Global Wind Energy Council) о зарплатах сотрудников Гринпис США.

Получено  19.12.09.

«I can confirm that my salary in the period from 1986-88, while I was the Executive Director of Greenpeace US was the highest salary in the organisation, and that it was 25,000 USD per year.

Cheers,
Steve Sawyer
Secretary General
«Global Wind Energy Council»

Теги