Кто спас Байкал?

Новость - 10 мая, 2006
Общественная кампания против строительства нефтепровода на берегу Байкалу, которая развернулась в 2004 году, принесла свои результаты. Нефтепровод прошел по иному маршруту. Общественный протест тогда поддержали и неправительственные организации, и наши сторонники, и ученые, и общественные деятели…

Митинг против строительства трубопровода "ВСТО" на берегу Байкала. г. Иркутск, 18 марта 2006 г.

Всё началось с того, что летом 2004 года государственная компания «Транснефть» вдруг изменила название нефтепроводной системы «Ангарск – Находка» на «Восточная Сибирь – Тихий океан» (ВСТО). Общественным организациям отказались выдать документы для проведения общественной экспертизы. Ее, как оказалось, уже провели какие-то организации, так или иначе связанные с компанией. Проект получил положительное заключение и 31 декабря 2004 году М.Фрадков дал добро на строительство.

Нам удалось встретиться с вице-президентами компании «Транснефть» С. Григорьевым и А. Калининым. Мы искренне полагали, что им просто надо разъяснить – никто не против продажи нефти Китаю или Японии и конфликт никому не нужен. Была надежда, что они поймут: проект надо сделать экологически безопасным, а не только экономически эффективным. Помню, на встрече вице-президент С.Григорьев сказал мне: «Вот Вы, Роман, сразу видно, ничего не понимаете в строительстве нефтепроводов. Не лезьте не в свое дело. У нас – опыт и технологии, все будет работать». Не скажу, что это было убедительно, но все-таки – такой серьёзный человек делает столь уверенные заявления…

В апреле 2005 года наш коллега из Бурятии Сергей Шапхаев сообщил, что изыскательские работы в рамках ТЭО (Технико-экономического обоснования) ВСТО ведутся в километре от Байкала. Мы не могли в это поверить! Росприроднадзор Бурятии, «проверив информацию», выдал предписание о приостановлении изыскательских работ. Мы выехали на место с инспекцией.

Оказалось, что, несмотря на предписание, работы идут вовсю. Рубится лес, бурятся скважины для проб грунта, а работяги говорят, что строить будут именно здесь, так как севернее (на том маршруте, который был зимой утвержден правительством) не смогли даже высадить людей с вертолетов. Вот такой поворот!

Началась серьёзная борьба за судьбу Байкала. Мы столкнулись непосредственно с государственной машиной, насквозь пропитанной коррупцией, кумовством...

Предписания об остановке работ выполнены не были. Штраф на компанию наложили просто смешной. Общественные слушания результатов не дали. Попытки получить от компании документы на экспертизу оказались тщетными. «Транснефть» опять пустила в ход «карманную общественность». Многочисленные суды не приносили никакой пользы. А руководство компании твердило одно: мы действуем в соответствии с законом, у нас есть все согласования, общественность одобряет, ученые «за».

Наступил решающий раунд – государственная экологическая экспертиза проекта. Мы активно работали с экспертами, передавали им информацию, готовили предложения. Большинство экспертов было не в восторге от проекта и объяснений представителей «Транснефти». 26 января 2006 года на заключительном заседании 46 из 52 экспертов проголосовали против ВСТО в 800 метрах от Байкала. Казалось бы, победа!

Но… звонит один из экспертов и говорит, что глава Ростехнадзора, назвав их всех врагами народа, заявил, что никогда не утвердит это заключение. 3 февраля работу госкомиссии продлили на месяц, добавили 38 «надежных» экспертов и разделили их на три группы. Расчет был понятен: для принятия решения нужны 2/3 голосов, а так как по двум участкам, кроме Байкала, нет никаких претензий, байкальская группа со своим отрицательным заключением остается в меньшинстве.

Начался сущий ад: экспертам, согласившимся участвовать в наших пресс-конференциях, угрожали по телефону, колеблющимся давали прозрачные советы, в общем давление оказывалось беспрецедентное. Средства массовой информации, нарушая основополагающие принципы журналистики, отказывались замечать проблему, публиковали изобличительные материалы об экологах, представляя их экстремистами и шпионами...

3 марта 2006 г. появилось ожидаемое положительное заключение экспертизы, хотя Ростехнадзору, очевидно не без участия компании «Транснефть», вновь пришлось нарушить закон - удалить экспертов, которые не хотели подписывать положительное заключение.

Как казалось – все, ничто уже не поможет. Ведь действовать мы могли только законными методами, в то время как наши оппоненты соблюдением законов себя не утруждали. Но тут поднялся народ. 18 марта «восстал» Иркутск. На улицы вышли тысячи людей, требующих прекратить издеваться над Байкалом. Центральные СМИ опять промолчали. ТВ транслировали путешествие В.Путина в Алжир, где он подписывал контракты на продажу оружия, или сюжеты о том, как депутаты «Единой России» подарили школьникам три компьютера.

Объединились все, кому небезразлична судьба Байкала. В конце марта начались акции протеста, 1 апреля – выступления молодежи у штаб-квартиры «Транснефти» в Москве, 9 апреля – опять Иркутск и опять тысячи людей на улицах, 20-21 апреля – волна выступлений по всей стране. Власти пытались запретить или сорвать митинги и пикеты, используя нелепые причины и доводы. Например, митинг в Москве на Воробьевых горах, хотели запретить из-за возможных… оползней. В далеких регионах организаторов митингов приглашали для серьезного разговора в не менее серьезные кабинеты… Но «лед тронулся»!

В результате – появился красный маркер Президента на совещании в Томске 26 апреля. Он провел на карте другой маршрут нефтепровода – как минимум, в 400 км от озера. Все присутствующие молча согласились.

Я не хочу гадать, что оказалось решающим в данной ситуации. Просто хочется поклониться людям, которые сказали: «Хватит!», которые нашли мужество выйти на улицу и выразить свое мнение. Прежде всего, это была победа над собой. Потому что равнодушие убивает. Я знаю, что трубу развернули те, кто сказал ей «нет!». Это мы с вами, все вместе спасли Байкал, а вовсе не Президент!

Роман Важенков