За 13 лет Россия потеряла лесную Карелию

Добавить комментарий
Новость - 16 января, 2017
Исследование Гринпис и ряда НКО, опубликованное в научном журнале Science Advances, показало, что площадь диких лесов продолжает сокращаться во всём мире. С 2000 по 2013-й годы их стало меньше на 7,2 %. Гринпис России был одним из авторов доклада.

В России за 13 лет диких лесов стало меньше на 6,5 %, то есть на 178 тысяч квадратных километров, что примерно равно площади Республики Карелия.

Главная причина уничтожения диких лесов — заготовка древесины (на неё пришлось 37% сокращения). Другие важные факторы — сельское хозяйство (27,7 %), горная промышленность, добыча нефти и газа и вызванные человеком лесные пожары.

Самые крупные массивы нетронутых лесов пока остаются в России, Канаде и Бразилии. В бореальной зоне важная причина разрушения лесов — спровоцированные человеком пожары (21 % сокращения), причем в северных бореальных лесах это — главная причина (56 % в Северной Евразии). В Восточной Сибири серьёзным фактором было расширение добычи нефти и газа, которое привело к фрагментации древних массивов и распространению пожаров.

При сохранении нынешних темпов сведения лесов, некоторые страны (среди них — Камбоджа, Лаос, Парагвай) уничтожат все свои дикие леса уже в течении 20 лет. Еще 15 стран (в том числе богатые лесами Боливия, Республика Конго, Мьянма) лишатся их за 60 лет. Но на практике темпы разрушения нетронутых лесов постоянно растут.

Особенно тревожна ситуация в тропической зоне. Здесь скорость исчезновения диких лесов в 2011-2013 утроилась по сравнению с тем, что было десятью годами раньше. В Латинской Америке их стало меньше на 322 тысячи квадратных километров, в Африке — на 101 тысячу квадратных километров.

Исследование показывает опасные последствия сведения лесов: разрушение среды обитания многих видов животных и растений, загрязнение атмосферы углекислым газом, ухудшение естественного очищения воды и воздуха.

Исключительно важную роль в сохранении малонарушенных лесов играют особо охраняемые природные территории (ООПТ), хотя и они не гарантируют 100 %-й защиты. В Евразии скорость исчезновения диких лесов вне ООПТ была в четыре раза выше. Во всём мире защищены законом лишь 13 % малонарушенных лесов.

При сохранении нынешних темпов вырубки, Камбоджа, Лаос и Парагвай уничтожат все свои малонарушенные леса в течении 20 лет.

К счастью, есть и позитивные тенденции, которые могут замедлить темпы этого разрушения в ближайшие годы. В первую очередь, это признание прав коренного населения, которое выступает за сохранение и ответственное использование древних лесов. К примеру, правительство Индонезии впервые признало права коренных народов на девять традиционно используемых ими лесных массивов. В Бразилии борьба народа Мундуруку против гигантской ГЭС, из-за которой планировалось затопить большие участки леса, оказалась успешной. В Канаде суды признают право коренного населения на управление их традиционными землями, идёт разработка концепции «Традиционных культурных ландшафтов», чтобы гарантировать право народов на леса, используемые ими испокон веков.

Sobrevoo na região da Terra Indígena Alto Turiaçu, do povo Ka’apor, no estado do Maranhão. Distribuída em cerca de 530 mil hectares, a Terra Indígena Alto Turiaçu, do povo Ka’apor, representa uma das últimas extensões de floresta amazônica no Maranhão. Nos últimos 25 anos, esse território tem sido continuamente invadido por madeireiros ilegais, que representam não apenas uma ameaça à floresta, mas também aos índios, vítimas frequentes de ameaças, assassinatos e atentados contra as suas lideranças. Cansados de esperar por uma atitude das autoridades brasileiras depois de inúmeras denúncias, os Ka’apor desenvolveram um projeto independente de monitoramento para expulsar os invasores de suas terras. Atendendo a um pedido de ajuda desse povo o Greenpeace auxiliou o povo Ka’apor a agregar a esse sistema de autovigilância o uso de tecnologias, como rastreadores e trap cams, que poderiam ser implementadas pelos próprios indígenas e fornecer evidências mais contundentes e pressionar ainda mais o governo brasileiro. Agosto de 2015. Foto: Fábio Nascimento / GreenpeaceOverflight at Alto Turiacu indigenous land, from the Ka'apor people, in Maranhão State. The Alto Turiacu indigenous land, from the Ka’apor people, spreads around 530 thousand hectares and is one of the last areas of Amazon forest in Maranhão state. In the last 25 years, that land has been continuously trespassed by illegal loggers – a threat not only to the forest itself, but to the Indians, victims of life threats, attempts and murders. Tired of waiting for the Brazilian government to take action even after several reports, the Ka’apor people developed an independent project to monitor and cast out trespassers from their land. After a request for help, Greenpeace joined the Ka’apor to boost that surveillance plan with the aid of technology, like trackers and trap cams, which could be installed by the Ka’apor themselves and provide deeper proof to push the Brazilian government further for some response. August 2015. Photo: Fabio Nascimento / Greenpeace

Система сертификации экологической и социальной ответственности лесопользователей FSC пока не смогла замедлить темпы потери лесов на планете. Но в начале января она опубликовала требование к компаниям приостановить работы в малонарушенных лесах до того момента, пока руководства по их сохранению не будут разработаны. Гринпис внимательно следит за выполнением этих условий.

Публикация в научном журнале Science Advances

Авторы доклада — эксперты из университета Мэриленда, Laestadius Consulting, Silver Spring, Гринпис России и Гринпис Германии, Global Forest Watch, World Resources Institute, НП «Прозрачный мир».

Комментариев пока нет Добавить комментарий

Опубликовать комментарий 

Чтобы оставить комментарий, вы должны войти на сайт под своим аккаунтом.