Прокуратура Краснодарского края согласилась с доводами Гринпис России и объявила конкурс «на подготовку обоснования ликвидации заказника «Большой Утриш» незаконным. Тем не менее, борьба за Утриш продолжается уже многие годы и конца ей пока не видно.

В 2011 году Минприроды утвердило Положение о заповеднике «Утриш», которым из охраняемой территории под строительство так называемого «физкультурно-оздоровительного комплекса» были изъяты наиболее ценные участки уникальных лесов и прибрежная полоса восточнее поселка Малый Утриш. По планам властей эти земли были предназначены для строительства подъездных дорог к комплексу. Одна из упомянутых дорог – «противопожарная лесохозяйственная дорога», незаконное строительство которой было остановлено экологами в 2009 году.

Когда активисты Экологической вахты по Северному Кавказу добились судебной отмены положительного заключения государственной экологической экспертизы  проекта дороги, власти пошли на хитрость. Согласно действующему законодательству государственная экологическая экспертиза проводится только для особо охраняемых природных территорий (ООПТ). Что сделали «сильные мира сего»? – Решили лишить эту территорию статуса ООПТ. Так в январе 2012 года администрация Краснодарского края объявила конкурс на проведение работ по ликвидации заказника «Большой Утриш». Параллельно началось уголовное преследование защитников Утриша. Пожалуй, самые стойкие из них – Сурен Газяран и Мария Алехина сейчас находятся под следствием по надуманным обвинениям.

Понятно, что отмена охранного статуса уникальных можжевелово-фисташковых лесов, не вошедших в состав новой ООПТ, поможет легализовать незаконное строительство очередной «правительственной дачи».

Однако на этот раз прокуратура встала на защиту закона и ситуация с заказником «Большой Утриш» стала выглядеть более оптимистично.

«Появилась надежда, что экологам и ученым, которые защищают уникальные утришские леса, удастся добиться того, что незаконные стройки будут остановлены, а с них самих снимут обвинения, – говорит Михаил Крейндлин, руководитель программы Гринпис России по особо охраняемым природным территориям. – Мы надеемся, что следующим разумным шагом будет включение особо ценных территорий, которым грозит уничтожение, в заповедник или его охранную зону».