Опасные токсичные вещества сегодня присутствуют во всех водоёмах: от арктических морей до Байкала. При этом предприятия в России продолжают сбрасывать в воду тонны опасных химических веществ.

Жители крупных городов часто сетуют на то, что нельзя купаться в городских озёрах и реках. Ведь нам каждый год обещают, что совсем скоро и Нева, и Москва-река станут чуть ли не курортом, а в действительности с наступлением лета всё больше городских и даже областных пляжей попадают в разряд мест, где можно только загорать, но в воду ни при каких обстоятельствах не входить. Часто озёра и реки и в других крупных городах России признаются непригодными для отдыха и ловли рыбы

Одна из причин запрета на купание — множество бактерий, способных вызывать инфекционные заболевания у человека. Но есть ещё одна причина: в реки и озёра мегаполисов круглогодично попадают как коммунальные, так и промышленные стоки предприятий. Водные объекты связаны между собой и неудивительно, что за короткий срок все они оказываются одинаково грязными

Кто виноват и что делать?

Ситуация с нелегальными сбросами — это типично российская действительность. Юридически предприятия в России считаются бессточными, так как чаще всего они сбрасывают сточные воды в коммунальную систему «Водоканала», очистные сооружения которого не приспособлены для очистки специфических промышленных загрязнителей. К тому же очистные сооружения не избавляют от опасных веществ — они лишь переносят их из воды в отходы очистки. И эти токсичные отходы после захоронения на полигонах продолжают отравлять почву и воду.

Зафиксировать правонарушения в отношении водных объектов, как правило, очень сложно. Но часто даже после их обнаружения  ответственные ведомства предпочитают бездействовать.

Так, в 2013году в рамках водного патруля Гринпис в Москве-реке были отобраны пробы воды для анализа. Во всех десяти пробах сточных вод в результате лабораторных исследований было обнаружено существенное превышение безопасных концентраций тяжелых металлов, алюминия, серы и нефтепродуктов. Однако по итогам проверки прокуратура сочла необходимым применить санкции только в отношении двух предприятий, в сточных водах которых была обнаружена ртуть. А например, в отношении Московского нефтеперерабатывающего завода в районе деятельности которого превышение предельно допустимой концентрации нефтепродуктов составило 8 раз, а марганца — 120 раз, проверок вообще не проводилось. 

Результаты водного патруля 2012 года на Неве оказались не менее ужасающими. Концентрация алюминия в реке Оккервиль вблизи выпуска Водоканала оказалась превышающей предельно допустимые концентрации в 700 раз

Однако одни из самых загрязненных рек Петербурга — это Охта и Славянка, где, помимо простых коммунальных стоков и сбросов предприятий, периодически обнаруживаются нелегальные стоки, залповые сбросы загрязняющих веществ, в результате которых несколько раз в году, особенно летом, наблюдается массовая гибель рыбы из-за сильнейшей интоксикации, а местным жителям приходится опасаться воды из собственных кранов.

Так, анализ проб, отобранных Гринпис во время очередного происшествия на Славянке в 2010 году, показал чрезвычайно высокое содержание токсичных веществ (превышение допустимых концентраций в 500 раз), в том числе толуола и ксилолов, являющихся наркотическими и психотропными веществами. Эти вещества относятся к производству алкидных смол и растворителей, именно такое предприятие и располагается в непосредственной близости от места преступления. После длительного расследования  дело было закрыто за отсутствием лица, подлежащего привлечению к ответственности. Иными словами, прокуратура так и не смогла установить виновного при всей очевидности фактов. В результате ситуация с залповым сбросом и гибелью рыбы повторилась и в 2014 году.

Массовая гибель рыбы регулярно происходит в реке Охте. В 2013 году Гринпис побывал на месте и обнаружил тысяч мертвых рыб, разного вида и возраста, плавающих на поверхности. Согласно заключению Росрыболовства гибель рыбы произошла в короткий срок, уже через два дня органы мёртвой рыбы были буквально «расплавлены», что сделало невозможным ее исследование. При этом анализ воды показал, что она осталась остротоксичной даже через несколько дней после происшествия

Однако департамент Росприроднадзора по СЗФО утверждал, что рыба в Охте погибла «от недостатка кислорода». Это при том, что отобранные им пробы сточной воды показали повышенное содержание загрязняющих веществ в выпусках ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга» и ОАО «НПП «Краснознаменец», оба из которых находятся в непосредственной близости от места гибели рыбы. Как сообщалось в письме в адрес Гринпис России, в отношении данных юридических лиц были возбуждены административные производства по статье нарушения правил охраны водных объектов. Но гибель рыбы от острого токсикоза Росприроднадзор так и не признал, а возбужденные дела так ничем и не закончились

Подобная ситуация наблюдается не только в Москве и Петербурге, в Гринпис регулярно обращаются люди из Тульской, Воронежской, Архангельской, Свердловской, Ростовской и других областей с сообщениями о загрязнении рек и массовой гибели рыбы.

Штраф предприятию, как слону — дробина

Результатом преступления, загрязняющего водный объект и уничтожающего его обитателей, сегодня в лучшем случае становится штраф. Так в июле этого года, в том числе и благодаря обращению Гринпис, за загрязнение реки Скнига в Тульской области на 120 тысяч рублей было оштрафовано животноводческое предприятие «Малахово». Проверка выяснила, что во время работ по перекачке навоза от крупного рогатого скота на сельскохозяйственные поля большая часть навоза попала в реку, что привело к загрязнению и массовой гибели рыбы. Сейчас в лаборатории исследуют также погибшую рыбу, чтобы определить ущерб, нанесенный водным биологическим ресурсам. Но шанса на то, что дело продолжится практически нет

Уголовный Кодекс РФ предусматривает наказание лиц, виновных в загрязнении водных объектов, повлекшем массовую гибель живых организмов, в виде штрафа до 200 тысяч рублей, исправительных работ от 1 до 2 лет, либо лишения свободы до 2 лет. В России часто всё заканчивается оплатой штрафа, число правонарушений продолжает расти, а водные объекты и их обитатели практически уничтожаются опасными веществами.

Эффективность государственного экологического контроля сегодня находится на таком низком уровне, что очень редко удается установить виновника и предъявить ему обвинение. Но проблема кроется и в том, что сами предприятия не стремятся внедрять «чистые технологии», так как выплата редких штрафов в любом случае оказывается выгоднее, чем инвестиции в безотходное производство. Можно сколько угодно откупаться штрафами, но бизнесу в России пора бы уже, наконец, становится более ответственным и внедрять безотходные технологии. Решением в данном случае мог быбыть полный отказ от использования опасных химических веществ в производственном цикле, только тогда будет гарантия того, что они не попадут в наши реки и питьевую воду.

Риски для человека

Результаты водного патруля Гринпис свидетельствуют о том, что в реках присутствуют высокие концентрации тяжелых металлов, фталатов, фенолов, ртути, которые крайне токсичны и канцерогенны. При частом употреблении в качестве питьевой воды или с продуктами питания это грозит токсическим отравлением. Высокое содержание стронция в организме человека может привести к болезням костей, а алюминия — к нарушениям центральной нервной системы. Ртуть, попадая в организм, вызывает нарушения психики и сердечно-сосудистой системы. По данным Роспотребнадзора, уровень содержания в воде марганца является фактором риска болезней крови и нарушений иммунных механизмов. Вода — это общий ресурс, и нет никаких гарантий, что опасные вещества в итоге не окажутся и в организме владельцев «грязных» предприятий, работников, и их детей