Сегодняшний день объявлен датой официального закрытия Байкальского ЦБК, которое преподносится как «главное мировое экологическое событие года».

Именно так заявил Министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской на недавнем заседании Общественного совета при Минприроды России: «Решение об окончательном закрытии БЦБК с полной уверенностью можно назвать главной экологической победой этого года – как для России, так и для всего мира».

Чиновники всех уровней по умолчанию имеют ввиду, что это заслуга властной вертикали. Правда ли это легко понять, если вспомнить когда прозвучало первое требование закрыть БЦБК. Случилось это, как минимум, в 1959 году – ещё до запуска комбината! Таким образом, у государства были все возможности не совершить ошибку, а затем исправить её. Невозможно поверить, что для этого недостаточно 50-ти с лишним лет.

Итак, победа, которую мы все приближали, как могли, одержана, но что или кто помешал одержать её ранее? Если не отвечать на подобные вопросы, то так же долго и бестолково наша страна будет стремиться и к другим важным победам.

Есть основания полагать, что борьба с БЦБК началась не в коридорах власти, а в кругу общественности, когда в 1959 году Московский филиал Географического общества СССР провел совещание по защите Байкала. На нем было принято заявление о недопустимости строительства на берегу озера ЦБК. После этого протесты научной, культурной и «обычной» общественности лишь нарастали, но государство делало вид, что слышит их, отделываясь десятками решений и постановлений, которые никогда не выполнялись.

Ближайшая история богата особенно поразительными примерами бессилия и некомпетентности российских властей в решении проблемы комбината. В начале 2000-х на перепрофилирование БЦБК удалось получить деньги от Всемирного банка, а через несколько лет выяснилось, что «освоить» их владелец комбината («империя» О.Дерипаски) не может. В 2008 году владелец комбината закрыл его, выбросив на улицу работников. Несмотря на то, что ситуация была непростая, это был реальный шанс поставить точку в «грязной истории». Шанс пропал – после годичных «обсуждений», к которым, как водится, не привлекали должных экспертов, в том числе от общественных экологических организаций, В.Путин постановил – комбинат открыть.

Агония продолжалась не один год, удивляя здравомыслящих людей: зачем тратить столько усилий на реанимацию «чемодана без ручки»? Ответа не было, как нет и до сих пор. Тем не менее, здравый смысл победил и БЦБК остановили в сентябре 2013 года.

Может быть, всё дело в том, что руководство государства само себя закидало мифами и ложью? Мифами о рентабельности и градообразующей ценности БЦБК. Ложью о его безвредности и оборонной незаменимости. Может быть и так, но скорее всего, правда, которую мы когда-нибудь узнаем, заключается в другом.

Еще раз хочется сказать об опасности глухоты к доводам экологов. Эта история опять подтверждает тот факт, что экологи в своих прогнозах и доводах чаще всего оказываются правы. Представители же бизнеса и власти обычно терпят фиаско и со временем вынуждены принимать точку зрения бывшего противника. Принимать и даже присваивать себе эту самую точку зрения.

Нужен пример? Посмотрим на последние выступления главы МПР или главы Иркутской области. Удивительно, слушаешь высокопоставленного госчиновника, а слышишь речь представителя Гринпис или Байкальской экологической волны!

Приведем несколько цитат иркутского губернатора Сергея Ерощенко.

«Как только этот комбинат в 60-е годы открыли, так сразу его и начали пытаться закрыть»

«…нужен алгоритм, нужна система. Необходима консолидация всех уровней власти…»

«Уже более десятка лет комбинат по объективным параметрам не имел права на экономическое существование. Из бюджета всех уровней он потреблял больше средств, чем производил»

«…его дымящая труба ставила крест на развитии региона в целом»

«Анализ экономических, экологических и социальных последствий каждого варианта показал, что целесообразнее всего просто закрыть завод».

Продолжая мысль о необходимости слушать общественность и специалистов, нужно завершить этот разговор еще одним предупреждением. БЦБК закрыт, но он далеко не единственная проблема Байкала. Как минимум, нужно назвать неуправляемый туризм, апологетом которого вдруг стало Минприроды; сохраняющаяся опасность разработки Холоднинского месторождения; планы строительства плотин на р.Селенге; лесные и степные пожарыпе и многое другое.

Отдельным пунктом нужно указать на чрезвычайную опасность изменения природоохранного законодательства и, в первую очередь, Федерального закона «Об охране озера Байкал».

В решении этих проблем вполне может повториться «грязная история БЦБК». Очень этого не хочется.