Нефтяные гиганты, которые чувствуют себя настоящими хозяевами Сибирских земель, кажутся всесильными. Кажется, местным жителям остается только ждать, пока они выкачают нефть и уйдут, оставив после себя отравленные леса и реки, в которых больше нет ни рыбы, ни дичи. Но бывает, что всего нескольким людям удается проявить такую силу и настойчивость в защите своих земель, что даже корпорации отступают.

Компания «Лукойл» отказалась от разработки месторождения на родовых угодьях семьи оленеводов Айпиных. Впервые коренные жители выступили категорически против освоения их земель – и выиграли.

В 2011 году Лукойл получил лицензию на разработку Марталлеровского месторождения в Нижневартовском районе, почти половина которого находится на родовых угодьях оленеводов. Прямо посреди традиционных пастбищ, которые ханты использовали веками, компания собиралась построить дорогу и пробурить несколько скважин. Чтобы начать работу, оставалась небольшая формальность: получить согласие местных жителей.  

Для компаний, у которых есть все возможные способы давления, это не представляет большой трудности. «Лукойл» привык недорого откупаться от претензий местных: лодкой, бензином, разовыми выплатами. К тому же, стоит начать строительство – оленеводы и сами покинут территорию, поскольку заниматься традиционным хозяйством будет невозможно.

Именно по этой причине Айпины переезжали пять раз. Но сейчас им уходить некуда – со всех сторон нефтяная инфраструктура и выгоревшие леса. Правительство выделило немногочисленным оставшимся хантам так называемые территории традиционного природопользования – участок, где они могут заниматься своими промыслами. Но нефтяники добрались и до них.  Айпины понимали, что нефть отнимет у них независимость, саму возможность себя обеспечивать с помощью оленеводства или экологического туризма. Их культура может полностью исчезнуть.

«Наш род Бобра, Айпины, являются хранителями «Аганской Покровительницы» и больших священных мест по реке Аган, святые земли тоже попадают под освоение. Если здесь будет стоять техника – это осквернение Аганских  святынь. За свою жизнь, прожитую в лесу, мы переезжали с места на место пять раз, покидали веками обжитые стойбища, оставляя все постройки нефтяникам. Сейчас пришло то время, когда интересы коренных жителей надо учитывать в первую очередь", - пишут оленеводы в своем обращении к главе региона.

Семья нашла адвоката и выставила компании свои условия: увеличить стандартную компенсацию в пять раз и предоставить гарантию того, что скважин в священных для них местах не будет.

«Лукойл» на вполне справедливые требования отреагировал по-своему: призвал на помощь правительство, попросив собрать специальную комиссию «для рассмотрения вопроса».

В обращении в правительство региона компания заявила, что жители требуют «огромные компенсации вопреки сложившейся практике» (огромные – это от 1 до 5 миллионов рублей на семью, причем в каждой семье более 10 человек). И что это «вызовет взрыв социальной напряжённости» и «дестабилизацию экономической обстановки в регионе».

То есть компенсация аборигенам, более-менее адекватная наносимому ущербу, ставит под угрозу всю нефтяную промышленность? Так уж ли выгодна тогда добыча нефти, если ее прибыль высока только за счет экономии на местных жителях и защите природы?

Правительство округа «Лукойл» не поддержало. Роль здесь сыграла и решимость местных жителей, и внимание прессы, и помощь общественных организаций. Команда Гринпис летом 2013 года обследовала нефтяные разливы в регионе, и организовала экспедицию для журналистов.

«Лукойл» в итоге решил отозвать свои документы на использование участка, несмотря на финансовые потери.

История противостояния хантов нефтяным компаниям