Сегодня представители власти обсуждали, почему же в Петербурге в такую редкую для города жару до сих пор нельзя плескаться в Неве и в Финском заливе, и как всегда пришли к выводу, что из-за нехватки денег. Также обвиняли бизнес в том, что он не хочет самостоятельно решать проблему загрязненных стоков, а Ладожское и Онежское озеро в том, что портят своей водой Неву.

Сегодня в ИТАР-ТАСС состоялась пресс-конференция «Город у моря, в котором нельзя купаться», посвященная экологическому состоянию водных объектов Санкт-Петербурга. Общими темами высказываний стали жалобы на предприятия, которые никак не хотят тратить деньги на установку очистных сооружений, на сбросы из Ладожского, Онежского озёр и озера Ильмень и недостаток финансирования. 

Основная проблема заключается в том, что предприятия не заинтересованы в установке очистных сооружений: размер штрафов за загрязнение наших рек и озёр настолько смехотворен, что не стимулирует предприятия для внедрения чистых технологий и не пополняет бюджет для модернизации системы водобеспечения.

«Водоканал» и его стопроцентная очистка

«Водоканал» как всегда похвастался тем, что его технологии совершенны, и он проводит очистку 98 % сточных вод. Однако потом из слов представителя организации стало ясно, что очистные сооружения способны качественно обрабатывать только жилищно-коммунальные стоки, а их всего 13 %. Остальные 87 % — это стоки промышленных предприятий, которые довести до нормативов технология «Водоканала» не позволяет. 

В 2012 году Гринпис присвоил сточным трубам, через которые сбрасываются высокотоксичные вещества, имена чиновников, ответственных за состояние рек в Петербурге

Об этом Гринпис говорит уже много лет. Проблема заключается в том, что все предприятия де-юре являются бессточными, поскольку сбрасывают свои стоки в систему «Водоканала», который не в состоянии справиться со специфическими загрязнителями. Таким образом, он лишь получает платежи с предприятий, но не решает проблему очистки. А предприятия-загрязнители вообще снимают с себя какую-либо ответственность, продолжая отравлять наши реки.

Дефицит кислород как главная проблема всех рек

Росприроднадзор рассказал о сложностях выполнения обязательств в рамках ХЕЛКОМ (комиссии по защите морской среды Балтийского моря, куда входит Россия), а вот на вопрос о ежегодных случаях массовой гибели рыбы в Охте и Славянке скромно промолчал, ведь судя по ответам на официальные запросы Гринпис, Росприроднадзор всегда считает, что рыба гибнет из-за дефицита кислорода. При этом результаты исследований Росрыболовства подтверждают высокую токсичность воды в Охте, а результаты анализа воды в Славянке, проведенные Гринпис в 2010 году, показали превышение допустимых концентраций некоторых токсичных веществ в более чем 500 раз. 

В начале августа в Гринпис обратились жителей Коммунара и Войскорово и сообщили о массовой гибели рыбы в реке Ижоре. Гринпис направил запрос в Росприроднадзор, Природоохранную прокуратуру Ленинградской области и Росрыболовство. Последнее ответило оперативно, что их инспекторы выезжали на место, отобрали пробы воды и мёртвой рыбы, отправили на исследование в ФГБНУ "ГосНИОРХ". При этом Росприроднадзор по обыкновению на своем сайте сделал заявление, что причиной гибели рыбы стал все тот же дефицит кислорода.

Ответ на вопрос о загрязнении Охты и Славянки давала природоохранный прокурор Юлия Пыхтырева. Прокуратура считает, что состав преступлений есть, и дела и по Охте и по Славянке сейчас находятся в следственных отделениях. Однако нельзя быть уверенным, что дела в очередной раз не закроются за отсутствием виновника или за давностью лет.