Гринпис провёл конкурс среди волонтёров на лучший блог о раздельном сборе мусора. Спасибо всем, кто принял участие, читать ваши тексты было огромным удовольствием для нас! А сегодня мы публикуем блог победителя - Веры Сайгак, которая изобрела методы переубеждения тех, кто ещё не верит в раздельный сбор. Желаем вам приятного чтения, и не забывайте оставлять свой голос ЗА раздельный сбор на нашем сайте

Мой роман с раздельным сбором мусора начался в далеком 1992 году в Австрии, где я оказалась в длительной командировке. Несмотря на присущую ранней юности ветреность и безмятежность, я пришла в полный восторг при виде аккуратных бачков (с картинками!) и принялась самозабвенно сортировать мусор – видимо, вспомнилось недалекое пионерское детство с ударными кампаниями по сбору макулатуры и металлолома.

И ведь что характерно: там практически все «совграждане» с разной степенью энтузиазма, но безоговорочно принимали правила игры - никому не приходило в голову, скажем, выбросить в стеклянную бутылку в бак с биомусором. Потому что это было бы воспринято как странный и неадекватный поступок, а глупо выглядеть никто не любит.

Почему же сейчас, когда и у нас появились для этого условия, люди вовсе не торопятся сортировать свои многочисленные отходы?
На основе личных наблюдений я выделила несколько основных причин, по которым москвичи упорно бросают весь мусор в огромную общую кучу.

1) Дефицит места, некуда складывать
Такой подход характерен для людей, которые понимают проблему, почти готовы «изменить себя», но по инерции, из лени или по техническим причинам пока этого не сделали. Их агитировать просто: отметить на нашей славной карте ближайшие к месту жительства пункты, обучить простым приёмам сортировки и складирования отходов, давить на сознательность. В качестве «крайней меры» я даже разрешаю близким друзьям и родственникам привозить мне свои мешки с вторсырьём и складываю в подвале (благо, загородное жилье позволяет), где у меня установлены большие корзины для каждого вида отходов. Потом вывожу все оптом на «ближайший» (всего в 12 км) пункт.

2) Скептицизм, уверенность в том, что все эти цветные баки – фикция, а все отходы потом все равно сваливаются вместе и отправляются на свалку или сжигаются.
Здесь сложнее – нужны доказательства обратного.

3) Снобизм, барство и уверенность в своем особом статусе, который не позволяет великим людям заниматься недостойной ерундой. Это самый сложный контингент, из тех, кто у кассы дорогого супермаркета с царственным видом наблюдает, как суетливые «ассистенты» упаковывают для них продукты в бесчисленные пакеты (отдельно – батон хлеба, отдельно – бутылка воды…). Все разговоры на тему «сохраним планету для наших детей» вызывают у них снисходительно-презрительную улыбку.

Я иногда пробую иной подход. Например, рассказываю о жизни в Лондоне, где недавно провела полгода. Дом в старом аристократичном районе города. Публика рафинированная, в вестибюле огромные хрустальные люстры и лучезарные швейцары с оксфордским выговором. И вот один из них, доставив наши вещи до квартиры, чуть ли не первым делом продемонстрировал мне отсек, куда надлежало складывать всю неорганику (сортировку там производят позже, централизованно). И пояснил: пакет - необъятных размеров – уборщицы будут выносить каждый день. Ну это он хватил, подумала я (Мы там жили вчетвером – я и трое детей). И как же потом изумлялась, ежевечерне созерцая битком набитые разным «ресайклингом» ёмкости… А однажды поделилась своими восторгами по поводу утилизации отходов с коллегой, коренной «лондонкой». Та вежливо покивала и заметила, что в их пригороде («элитном», по нашим понятиям) в этом смысле вообще все строго: если человек (семья) постоянно проживает в доме, но не сдаёт вторсырье или сдаёт аномально маленькое количество, местная администрация без лишних слов выписывает штраф. «Конечно же, такое у нас бывает редко, так делают только нувориши, приезжие, знаете, в основном… (моя собеседница, профессор университета, интеллигентно отвела глаза в сторону). Нормальным цивилизованным людям, разумеется, и в голову не придет НЕ сортировать мусор. Не правда ли?»
Вот эту историю иногда рассказываю. Вдруг поможет?