Наверняка вы уже слышали, что в декабре этого года в Париже состоится судьбоносная конференция ООН по изменению климата, и на нее отправится российская делегация во главе с президентом страны. Многим интересно, что предложит Россия в качестве своего вклада в решение глобальной проблемы.

Разобраться в техническом языке переговоров непросто. Мы «расшифровали» для вас позицию России.

Перед конференцией в Париже, Россия, как и все страны, подписавшие Рамочную конвенцию ООН, должна была представить свои обязательства по борьбе с изменением климата, так называемые INDC (Intended Nationally Determined Contributions). Давайте посмотрим на эти официальные планы и постараемся разобраться, как наша страна намерена бороться с изменением климата в ближайшие 20 лет.

Итак, по пунктам:

Долгосрочной целью ограничения антропогенных выбросов парниковых газов в Российской Федерации может быть показатель в 70–75% выбросов 1990 года к 2030 году, при условии максимально возможного учета поглощающей способности лесов.

Это значит, что главная задача, которую ставит Россия — к 2030 году, «может быть», сократить выбросы парниковых газов на 25-30% по сравнению с тем уровнем, который был в 1990 году. Много это или мало?

Взглянем на статистику, сколько углекислого газа выбрасывала в воздух российская энергетика в прошлые годы (1990-2015 гг.). 

Из графика очевидно: уже сейчас российская промышленность производит меньше парниковых выбросов, чем в 1990 году — примерно на 30-35%. 

Парниковые газы образуются не только при производстве энергии — их источником могут быть сельское хозяйство, отходы, использование растворителей.  Но даже если взять все парниковые выбросы, в 2012 году  их все равно было меньше, чем в 1900-м, на 31,7%. 

Причина очевидна: развал СССР, и последовавшее за ним закрытие производств, в том числе очень грязных.

Таким образом, цель России — не увеличивать вредные выбросы в ближайшие 20 лет — нельзя назвать амбициозной. Но проблема в том, что даже эта скромная цель не состыковывается с планами России по развитию энергетики.

Россия планирует на 17% увеличить добычу угля, самого разрушительного для климата вида топлива.

Открываем проект Энергетической стратегии РФ и смотрим, как наша страна будет жить к 2035 году. Во-первых, мы будем добывать на 17% больше угля, самого разрушительного для климата вида ископаемого топлива. Во-вторых, мы планируем потреблять примерно на четверть больше энергии. Текущий расклад, при котором около 90% энергии дают сжигание угля, нефти и газа, останется неизменным. Это значит, что даже цель по удержанию выбросов парниковых газов на нынешнем уровне может оказаться недостижимой.

А что же означает загадочная формулировка «при условии максимально возможного учета поглощающей способности лесов»? Казалось бы, все логично: леса помогают нам сдерживать потепление, поскольку поглощают из воздуха часть углекислого газа. В России — более 70% бореальных лесов всего мира.

Да, у нас много лесов, но мы их не бережем. Миллионы гектаров тайги каждый год сгорают в лесных пожарах. Даже заповедные леса то и дело попадают под раздачу и застройку.

Стоит иметь в виду, что потепление климата в северных широтах только ухудшит пожарную обстановку. Для России климатологи прогнозируют «более раннее начало пожароопасного сезона и значительное увеличение площадей, испытывающих высокую и экстремальную пожароопасную ситуацию». На примере катастрофы на Байкале этим летом мы видим, что тревожные прогнозы уже начинают сбываться.

Вполне позможно, что уже в этом веке леса России превратятся из поглотителя углекислого газа в его источник.

Поэтому весьма вероятно, что уже в этом веке леса России превратятся из поглотителя углерода в его источник. При горении накопленный в них углерод возвращается обратно в атмосферу в виде парниковых газов и сажи (которая, оседая в Арктике, способствует таянию льдов). 

Ученые Росгидромета предупреждают: способность экосистем суши удерживать углерод будет ухудшаться. Это приведет к тому, что выбросы парниковых газов почвами будут расти: к 2020 году на 6%, а к 2050-му — на 17%.  Этот факт также следует принимать в расчет.

Ничего этого российские чиновники не учли. Потому что никаких конкретных планов по защите лесов в условиях изменения климата они не представили.

Пожары на Байкале летом 2015 годаВ августе 2015 весь Байкал заволокло дымом от лесных пожаров. Горели более миллиона гектаров лесов.

Дальше из планов России по климату:

Масштабы и сфера охвата

В масштабе всей экономики и, в частности […]:

  • энергетика;
  • промышленные процессы и использование продукции;
  • сельское хозяйство;
  • землепользование, изменение землепользования и лесное хозяйство;
  • отходы. 

Как видим, сокращать выбросы должен не только энергетический сектор.

Это важно, ведь значительные объемы вредных выбросов дают отходы, и эти выбросы растут: за последние 20 лет — в два раза.

Виновен в этом и рост потребления, и отсутствие в нашей стране налаженной системы раздельного сбора мусора. Накопление мусора на свалках и его сжигание крайне вредны для климата.

Практически весь мусор в России хранят на свалках или сжигают, и это тоже крупный источник парниковых выбросов.

[…] сокращение выбросов к 2030 году до уровня 70-75% от выбросов 1990 года, при максимальном учете вклада лесов России, […] согласуется с общими целями политики землепользования и устойчивого управления лесами, повышения энергоэффективности, снижения ресурсоемкости экономики и увеличения доли возобновляемых источников энергии в энергетическом балансе Российской Федерации.

Здесь мы встретились с важными понятиями: «энергоэффективность» и «возобновляемые источники энергии»! Именно эти два пути и являются реальным решением проблемы изменения климата.

Цели по сокращению парниковых выбросов часто остаются просто словами из-за отсутствия реальных механизмов их учета и регулирования, как и неэффективной реализации программ по их сокращению.

Внедрять энергоэффективность в России крайне важно, ведь сегодня из-за огромных потерь энергии почти каждая вторая тонна угля, нефти и кубометр газа сгорают впустую.

Внедрять энергоэффективность в России крайне важно, ведь сегодня из-за огромных потерь энергии почти каждая вторая тонна угля, нефти и кубометр газа у нас сжигаются впустую. Стоит научиться предотвращать эти потери — и парниковые выбросы сразу сократятся.

Огромным потенциалом в нашей стране обладают возобновляемые источники энергии (ВИЭ): практически в любом российском регионе можно использовать тот или иной их вид.

Однако в этой части целей России отсутствуют конкретика. Свежий пример: не так давно распоряжением Правительства и без того скромные цели по развитию зеленой энергетики были отодвинуты на четыре года. Сейчас доля ВИЭ в производстве электроэнергии в нашей стране составляет ничтожные 0,14%.  Это примерно в десять раз меньше, чем в США и Китае, и почти в сотню раз — чем в Германии и Финляндии.

Почему такие скромные цифры? Противники развития возобновляемой энергетики ссылаются на ее «дороговизну» (что уже не соответствует действительности). Но важно помнить, что «дешевизна» традиционной энергетики и низкие тарифы основаны на огромных субсидиях и льготах. По разным оценкам, ископаемая и атомная энергетика получают в России каждый год получают субсидии не менее чем на 10 миллиардов долларов. Получается, что губительное для климата ископаемое топливо сидит на шее у российского налогоплательщика.

Сокращение выбросов парниковых газов к 2030 году на 25-30% по сравнению с выбросами 1990-м позволит Российской Федерации выйти на траекторию низкоуглеродного развития, совместимого с долгосрочной глобальной целью   непревышением 2-градусного уровня повышения температуры.

Удержание роста среднегодовой температуры планеты в пределах 2° С — это официальная цель климатических переговоров. Более сильный разогрев планеты может привести к необратимым последствиям, той самой климатической катастрофе.

Разогрев планеты больше чем на 2° С может привести к необратимым последствиям.

«Низкоуглеродное развитие» — соответственно, такой путь, при котором в производстве используются технологии, дающие низкие или нулевые выбросы парниковых газов. Но как мы выяснили выше, планы России никак не приблизят нас к этой климатической мечте. А независимые аналитики из Carbon Action Tracker считают, что планы российского руководства в текущем виде неадекватны и несовместимы с целью 2° С.

Вместе с тем, окончательное решение Российской Федерации об INDC (климатических обязательствах) в рамках нового климатического соглашения будет принято с учётом итогов переговорного процесса, проходящего в течение 2015 года, и объявленных INDC стран основных эмитентов парниковых газов.

Значит, будем надеяться, что со временем Россия увеличит свои климатические амбиции. И займется решением глобальной проблемы всерьез, предложив конкретные меры по повышению эффективности энергетики, развитию возобновляемых источников и защите лесов.