Главный документ, решающий судьбу познавательного туризма в заповедных уголках страны, до сих пор не предоставлен общественности. При этом формулировку «развитие туризма» уже используют для оправдания построек, наносящих ущерб дикой природе.

В 2011 году чиновники документально утвердили развитие познавательного туризма на особо охраняемых природных территориях (заповедниках, национальных парках, заказниках и других важных для сохранения природы землях). При этом как пять лет назад, так и сегодня непонятно, что значит «познавательный туризм»: в законодательстве просто нет его определения. А именно от этой формулировки зависит, будут ли заповедники по-прежнему идеальным местом для сохранения редких видов и ландшафтов или же станут жертвой пользовательского отношения к природе.

Проект «Стратегии развития познавательного туризма на ООПТ федерального значения на период до 2020 года» уже одобрен экспертным советом при Минприроды России, но экологические организации и широкая общественность не может до сих пор с ним ознакомиться.

Гринпис России считает необходимым сделать этот документ достоянием широкой общественности, потому что тот «познавательный туризм», который развивается сейчас в некоторых заповедниках, может быть опасен для ценных территорий.

Как быть не должно

В Центральносибирском биосферном заповеднике в Красноярском крае такой познавательный туризм уже навредил уникальным лесам: посреди заповедника были построены три домика для туристов, которые приезжали в заповедник порыбачить. Этот факт подтвердило Минприроды, но не нашло в этом проблемы и признало работу заповедника удовлетворительной.

В охранной зоне Висимского заповедника в Свердловской области строительство крытой смотровой площадки ведётся очень близко к гнёздам краснокнижных сапсанов. По мнению специалистов, эти птицы не вынесут соседств�� с человеком и покинут гнездо.

На официальном сайте Кавказского биосферного заповедника, объекта всемирного наследия ЮНЕСКО, красуется вот такая реклама «лесных банных туров».

Дальше подробно описывается, какие именно банные (и не только) услуги предлагает посетителям заповедник на кордонах Пслух, Лаура, Энгельмановы поляны.

То есть на территории заповедника построены целые банные комплексы. Насколько такие банные туры вредят охраняемым природным комплексам мирового наследия, стоит разобраться природоохранным органам.

А нам крайне интересно узнать, соответствует ли это той самой стратегии развития «познавательного туризма».

Как может быть

Это не означает, что познавательный туризм в ООПТ вообще недопустим. Он должен развиваться в национальных парках. В некоторых заповедниках получается организовать знакомство с заповедной природой без ущерба. Основные объекты инфраструктуры находятся далеко от ценных природных комплексов или вообще вне заповедной территории, а площади, используемые для показа посетителям, занимают ничтожно малую часть заповедника. Посетители наслаждаются потрясающими пейзажами, а животные не страдают из-за вмешательства людей. В том числе за это мы любим Байкальский, Даурский и Астраханский заповедники. Туризм может стать эколого-просветительской деятельностью заповедников.

К сожалению, позиция Минприроды и отсутствие нормативной правовой базы позволяет подводить под познавательный туризм хоть банные туры, хоть строительство пятизвёздочных отелей в заповедниках.

Если развитие пойдёт по пути не щадящей природу застройки, то вскоре познавать что-либо, кроме банных комплексов, в заповедниках и парках будет почти нечего. Хочется надеяться, что хотя бы в преддверии столетнего юбилея российской заповедной системы чиновники наконец по-настоящему позаботятся о заповедниках. Для начала надо опубликовать документы о познавательном туризме, чего и требует Гринпис России.