— После жары резко похолодало, и олени начали падать сами по себе, 15 голов зараз. Один человек пошёл искать своих оленей, которые откололись от стада, а когда вернулся — стада и нет уже, всё вымерло. Потом к нам сосед пришёл, говорит, у него 50 оленей пало.

Алексея Ненянга — ненец-тундровик с Ямала, потерявший большую часть своих оленей во время вспышки сибирской язвы на полуострове этим летом. Когда началась ликвидация эпидемии и в тундре появились войска Минобороны, всю семью Алексея эвакуировали, женщин и детей положили в больницу на лечение антибиотиками.

— Людей всех вывезли, собак усыпили, чума утилизировали, нарты тоже – всё сожгли. Ничего другого не осталось. Потом немного нормализовалось: поставили новые чума, компенсацию, может, дадут. Сейчас государство помогает, а как будет потом — не знаю.

Климатологи сразу заявили, что вспышка сибирской язвы произошла из-за аномально жаркого лета. Начала таять вечная мерзлота, почти век хранившая в себе споры «сибирки». С версией климатологов подозрительно быстро согласились власти Ямало-Ненецкого округа, несмотря на то, что чиновники обычно любят отрицать изменение климата. Впрочем, для руководства ЯНАО это отличный способ не говорить и о других причинах эпидемии: 2007 году власти региона опрометчиво отменили ежегодную вакцинацию оленей от сибирской язвы.

Ценой изменения климата и ошибок властей стала жизнь 12-летнего мальчика, скончавшегося от сибирской язвы. Отчего умерла его бабушка, точно установить не удалось, однако, есть все основания полагать, что это была «сибирка». Ещё почти 100 человек были госпитализированы, у 25 из них подтвердился страшный диагноз, их удалось спасти антибиотиками. Чего не скажешь о двух тысячах оленях, павших в заражённой тундре.

— По-нашему если вот оленевод остался без оленей, то всё, у тебя больше ничего нет. Ничего, — объясняет нам оленевод Афанасий Климов. — В жару оленю очень тяжело. А в этом году сильная жара была.

Почти весь июль температура на Ямале держалась выше 35 °C, притом, что обычно в середине августа здесь уже начинается похолодание.

Даже видите, там внизу ягода-голубика, она сухая стала. Высохла полностью в некоторых местах. Морошка тоже высохла, умерла. От жары. Так, у нас тут болота высыхали полностью. В речке воды не было, — рассказывает Афанасий.

Два чума — его и сестры — стоят на берегу Оби в одиночестве. А раньше летом здесь стояло семь чумов минимум.

Два года назад на Ямале был ещё больший падёж оленей, виной которому тоже погодные аномалии. После обильных снегопадов началось потепление, а затем — резко заморозки. В результате верхний слой снега в тундре превратился в ледяную корку. Представьте себе: 58 тысяч оленей погибли от истощения — разбивая копыта, они так не смогли добыть корм из-подо льда.

В тундре рассказывают историю одного оленевода, которая уже становится легендой:

— Два года назад один человек потерял всех своих оленей из-за ледяной корки. За два года он нажил 100 оленей и укаслал [перекочевал] к озеру Яррото. В этом году опять его беда настигла —все олени пали из-за «сибирки». Человек старался, работал, а теперь остался всего один олень у него.

Если вы вам всё ещё недостаточно доказательств изменения климата — отправляйтесь на Ямал, в тундру. Там, где на вечной мерзлоте должны пастись олени, а коренные жители почти круглый год носить шкуры. В этом году летом вода в речках была настолько тёплая, что рыба ушла из этих мест.

Посмотрите видео, на котором оленеводы, коренные ненцы, рассказывают о переменах в тундре: