Жительница подмосковного посёлка Новая Опалиха Мария Малороссиянова начала борьбу с мусором с того, что вместе с соседкой установила в своём дворе баки для сбора вторсырья. С помощью мандаринов и свистулек привлекла жителей к раздельному сбору. Но на этом девушка не остановилась. Она отправилась на завод «Петромакс», который перерабатывает электронику в подмосковной Лобне, и написала репортаж о том, почему следует задумываться каждый раз, когда вы покупаете новые фен, телефон или машину. 

Начало экскурсии назначено на час. Забиваю в навигатор адрес завода: Индустриальная, 9, а в ответ получаю неожиданное: маршрут построить невозможно. Отлично. Я и по навигатору езжу с трудом, а в свободном полёте даже не знаю, доеду ли. Уже оказавшись в Лобне, встречаю гаишников, ребята подсказывают путь. Искомая. Медленно пробираясь между фур, гружённых плиткой, металлопрофилем и чем только не, за каждым высоким забором надеясь увидеть нужное здание.

Завод «Петромакс» принадлежит финнам. У него очень красивый сайт — необычное явление для тех, кто занимается вторсырьём. 

Я надеюсь увидеть не просто огромный ангар, обшитый пластиком, но непременно здание с супериндустриальным дизайном, по территории которого деловито снуют люди в жёлтых комбинезонах и респираторах. Внутри оно должно быть нашпиговано технологичными агрегатами, к каждому из которых приставлен сотрудник, наблюдающий, как мусор преображается в полезное сырье.

Поэтому, когда Индустриальная улица утыкается в шлагбаум, я начинаю оглядываться и сомневаться. За шлагбаумом высится гора металлического лома, рядом с которой притулилось двухэтажное офисное здание, больше похожее на домик из поставленных друг на друга бытовок. Из будки возле шлагбаума выглядывают дрожащие от холода щенки.

Добрые дяденьки охранники записывают наши данные, и гостеприимная Лариса, сотрудница завода, провожает нас в скромный и уютный кабинет генерального директора.

На директорском столе грудятся платы и крышки от старинных кнопочных мобильников.

Директор Екатерина Радионова, поначалу строгая и серьёзная, принимается пересказывать нормы и положения. Но затем всё больше увлекается рассказом.

Любая техника, не утилизированная должным образом, — опасна. Телевизоры LCD оснащены подсветкой из ртутных ламп, очень тонких и хрупких. Холодильники содержат вредный газ фреон. Соединяясь с другими отходами, металлы из техники вступают в непредсказуемые химические реакции. Переработчики не берут технику со свалок, где она смешивается с пищевыми отходами. Единственный способ её переработать — собрать раздельно и сдать на завод.

«Любой производитель должен собирать и сдавать в утилизацию отслужившие свой срок товары, — говорит Екатерина. — Так делают почти всегда в Европе и иногда у нас. Это работает на имидж компании, покупатель обязательно сделает выбор в пользу ответственного производителя».

Многие производители объявляют себя экологически ответственными, утверждая, что их продукцию можно переработать. Переработать можно. Но это лишь часть правды.

Возьмём небольшой принтер. Он сделан из девятнадцати видов пластика, все они различаются по свойствам и температуре плавления. Перед переработкой их нужно отделить друг от друга. А чтобы достать ртутные лампы из телевизора, нужно вручную выкрутить 108 шурупов. Поэтому переработка стоит дорого.

Конечно, высокие технологии существуют. Например, оптические сепараторы способны различать виды пластика. Но в России их всего два, и стоят они по двадцать миллионов евро.

Теперь отправляемся на производство. Проходим инструктаж, нацепляем каски и очки. Производство расположено на улице, а не в каком-нибудь сверкающем цеху. 

Обойдя кучу железяк, возвышающуюся над территорией завода, мы обнаруживаем гору поменьше: из стиральных машин и холодильников. Есть и совсем небольшая горка из ламповых мониторов, телевизоров и разнокалиберных контейнеров, каждый предназначен для чего-то одного: катушек, деталей от кухонных комбайнов, картриджей из кофемашин, кабелей, белых или чёрных пластиковых обломков.

По территории завода перемещается техника с грацией каких-то реликтовых животных. Вот крупный хищник-кусачки зубами отдирает деревянную плоть от металлического скелета, с хрустом перекусывая кости. Вот оснащённый булавой-магнитом анкилозавр захватывает разом десятки килограммов железа. Из утробы дробилки, подобной исполинскому травоядному ящеру, с шумом исторгается мелкая бытовая техника, обращённая в труху. В кучах измельчённой техники можно разглядеть кусочки картона, пластика, медной проволоки.

Мы заходим в маленький вагончик, внутри него установлена лента, на ней —  мелкая россыпь обломков пластика и металла. У ленты стоят сотрудники и вручную сортируют содержимое. За их спинами — десяток ёмкостей с кусочками плат, никеля, алюминия, меди и чего-то ещё. Девушка Лена (вот она, уникальная технология завода!) молниеносно определяет разные виды металла, кажется, совершенно одинаковые на вид. Она единственная на предприятии способна отличить «бедную» плату от платы «с драгами», которые сортирует по разным контейнерам.

Конечный продукт переработки выглядит как мелкая крошка алюминия или дроблёный пластик разных видов, или кусочки плат. Всё это имеет свою цену на рынке и превращается в новый продукт. Измельчённый пластик, например, едет на переработку на заводы полного цикла в Юго-Восточной Азии.

«Петромакс» только с виду оказался неказистым. Это один из немногих заводов в России, обладающий лицензией на переработку электротехники. Регулярно из почвы и воздуха возле завода берут лабораторные пробы — не для галочки, а потому, что его владельцы действительно заинтересованы в безопасном производстве. Сотрудники (все 49 человек) обеспечены хорошими условиями работы: форма, фиксированный рабочий график и тепловые пушки, чтобы согреть тех, кому весь день приходится стоять зимой на морозе и разбирать наши с вами ненужные чайники, холодильники и телевизоры — всё то, что подарил нам прогресс. И эти бесконечные вещи, согласитесь, мы покупаем часто не для того, чтобы подогреть воду, высушить волосы или позвонить маме, а из-за красивой рекламы,  уверяющей нас, что мы не будем счастливы без новой вещи в своём доме. 

А ещё лучше постараться его не создавать!

Фотографии Андрея Горбачёва