Конец декабря, запах ёлки и шампанского, предвкушение подарков и выходных — Новый год! А как живётся новогоднему дереву на его родине, в лесу, о котором горожане забывают всё чаще и чаще?

Настоящих крупных ельников под Санкт-Петербургом осталось мало. Один из них, в долине реки Смородинки на Карельском перешейке — примерно в 30 километрах от границы города. Здесь сохранился почти нетронутый природный уголок, который экологи требуют взять под охрану уже не один десяток лет.

верховое лесное болото

столетние ели на откосах Смородинки

Природный заказник должен был появиться много лет назад, но вместо этого на Смородинке продолжают добывать древесину.

Эти леса, как и все на Карельском перешейке, имеют статус защитных. Сплошные коммерческие рубки в них запрещены. Но ведь рубить-то хочется! Вот чиновники и выступают с парадоксальными утверждениями, что охрана леса… убивает его. Дескать, леса стареют, болеют, распадаются и гибнут. Дескать, именно сейчас самый пик этой гибели и деревья нужно срочно «спасать» — топорами и пилами.

Лесопользователи нашли себе в этом неблагородном деле союзника — вездесущего короеда-типографа. Он исправно нападает на ельники то тут, то там,  давая возможность в разы увеличить объём вырубки в охраняемых лесах.

взрослый жук и его личинка

Типограф размножается на ослабленных, больных деревьях, свежем еловом буреломе, ветровале. Для вспышки численности ему нужны долгое и тёплое лето, обилие еды. Тёплых лет из-за изменения климата становится больше. А обильным кормом жука начинает снабжать человек: выращивая монокультуры из одних ёлок, либо бестолковым лесопользованием. Растущая армия короедов становится опасной и для здорового леса.

дополнительная подкормка для короеда, оставленная на лесосеке

Теперь подробнее о «сотрудничестве» короеда и человека.

В рамках борьбы с короедом лесничество выдаёт разрешение на сплошную санитарную вырубку поражённого участка. Она начинается тогда, когда жук успешно размножился, и молодь вылетела покорять новые участки. Рубку ведут так, что новым поколением короеда голодать не придётся: ели в расстроенном лесу слабеют, начинается ветровал.

 

распад стены леса у сплошной санитарной рубки в квартале 47 Сосновского участкового лесничества

Типограф успешно заселяет эти участки и «лесоспасательный круг» начинается по новой.

Анекдотичность этой ситуации вызывает самые странные подозрения: неужели лесные чиновники сумели вступить в сговор с «шестиногим дьяволом»? Иначе как объяснить тот факт, что типограф грызёт ёлки, чётко соблюдая нарисованные на картах границы выдела? На этот необъяснимый факт обратил внимание эксперт Рослесхоза Александр Иванов по время проверки сплошных санитарных вырубок на Смородинке. Выделы, нарезанные внутри лесных кварталов, имеют неправильную форму. Если верить лесопатологам «Аквафлоры», которые выдавали заключение о необходимости санитарной рубки, короед подчинялся лесным планам, заселяя почти целиком территорию внутри конкретного выдела и не выбираясь за его границы. 

Под лозунгами борьбы с короедом лесорубы получают разрешение и на вырубку совершенно здорового леса. Потребность в крупной хвойной древесине существенно выше объёмов, которые можно получить в Ленобласти законно. Приходится рубить и там, где заготовка древесины запрещена или ограничена. Тут типограф становится совершенно незаменимым союзником.

Иногда лесозаготовители настолько уверены в своей безнаказанности, что, вырубая вместо больных деревьев деловую древесину, оставляют целые куртины сухостоя. Даже не пытаются замести следы.

Один из таких «вещдоков» обнаружил в 47 квартале Сосновского участкового лесничества Приозерского лесничества многолетний защитник Смородинки Алексей Новиков. Вот он — высохший лес, оставленный после сплошной санитарной рубки.

оставленный погибший лес на санитарной вырубке 

В ноябре 2015 года по просьбе местных жителей Гринпис обследовал выделенные под рубку делянки на Смородинке близ деревни Новожилово. Обнаружили серьёзные нарушения: необоснованное назначение сплошных рубок, отвод сплошной рубки в водоохранной зоне Смородинки.

С этой проверкой связана удивительная история «живых деляночных столбов». О ней рассказал очевидец, эксперт Гринпис Михаил Крейндлин:

«Мы нашли рубочные столбы у самой реки. Естественно, потребовали у лесников разобраться. Получили официальный ответ — отвода в водоохранной зоне нет. Приехали ещё раз — столбы выдернуты. Некоторые стояли прислонённые к деревьям, а часть просто «испарилась».

карта рубок в водоохранной зоне

Многочисленные обращения к властям и публикации в СМИ заставили Рослесхоз провести официальную проверку ситуации на Смородинке. Нарушения, о которых сообщали экологи, в целом, подтвердились.

В выводах комиссии сказано: «во всех случаях лесопатологическое обследование проводилось компанией Аквафлора; решения о назначении и проведении санитарных рубок принимались без выезда на место, только на основании документов. Ко времени проверки из 25 сомнительных участков шесть были уже полностью вырублены... Из 19 оставшихся в 17 рубки, по данным Рослесхоза, были назначены необоснованно». 

Выводы экологов и Рослесхоза о том, что сплошные санитарные рубки превратились в «рубки дохода», подтверждает и Генеральная прокуратура. В беседе с корреспондентом Коммерсанта начальник отдела Генпрокуратуры по надзору за исполнением экологического законодательства Евгений Надыршин сообщил: «одной из коммерческих структур посредством внесения в акты обследований недостоверных сведений планировалось незаконно заготовить деловую древесину в области объёмом 15,8 тыс. кубометров на сумму 408 миллионов рублей под видом испорченных деревьев. По данным фактам по материалам прокурорской проверки следственным органом 5 февраля 2016 года возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ (покушение на мошенничество в особо крупном размере)».

Однако вернёмся к теме «короедоводства».

В начале 2016 года эксперты Гринпис сделали прогноз: сплошные санитарные рубки зимы 2015-2016 года на Смородинке  (в кварталах 47 и 48 Сосновского участкового лесничества) ускорят размножение короеда и спровоцируют дальнейшую гибель лесов.

Прогноз полностью подтвердился в июне 2016 года. Короед успешно воспользовался плодами неграмотных рубок и обильно заселил мёртвые и ослабленные деревья.  

В конце октября эксперты Гринпис ещё раз посетили Смородинку и убедились, что ситуация значительно ухудшилась. Вот так выглядели леса, примыкающие к прошлогодним сплошным санитарным рубкам в кварталах 47 и 48 Сосновского участкового лесничества.

 

фото и видео Натальи Максимовой

Деревья сохнут и выпадают по всему периметру рубок. Второе за 2016 год поколение типографа вывелось, разлетелось и зимует где-то под лесной подстилкой.

Если зима пройдёт без экстремально низких температур, жуки, скорее всего, благополучно перезимуют. Численность их, скорее всего, будет такой, что оперативно справиться с ними не получится.

Значит, масштабный эксперимент по разведению короеда-типографа на Смородинке можно считать успешным.

При наихудшем стечении обстоятельств может повториться подмосковная катастрофа 2010-2014 годов. Разница лишь в том, что в Подмосковье нашествие короеда было вызвано условно-природными причинами (ураганом и потеплением), а в Ленобласти оно будет вполне рукотворным.

Эпилог

К сожалению, лесопатологи, лесники и лесозаготовители, вовлечённые в скандальные вырубки на Смородинке, продолжают утверждать, что проблемы не существует.

В свежем письме зампреда Комитета по природным ресурсам Ленобласти Немчинова говорится:

По факту правонарушений на Смородинке возбуждено уголовное дело, конца которому пока не видно. Возможно, оно даст какой-то результат. Только вот ущерб лесам уже причинён, условия для гибели новых лесов созданы.

Недобросовестные чиновники, лесопатологи и заготовители дискредитировали саму идею санитарных рубок, которые теперь воспринимаются как «рубки дохода».

Продолжение темы следует.