Как группа стариков не побоялась ни чиновников, ни бизнесменов, ни обвинений в терроризме, ни холода. И победила.

Директор компании «Сатурн Нордстрой» направил в Минприроды Карелии заявление, что намерен отказаться от разработки песчано-гравийного карьера в Сунском бору в Карелии. Об этом сообщил временно исполняющий обязанности главы республики Артур Парфенчиков.

Компания «Сатурн Нордстрой» планировала разрабатывать в окрестностях деревни Суны песчано-гравийный карьер, который грозил уничтожением сосновому лесу, где местные жители традиционно собирали грибы, ягоды и лекарственные травы.

Лобария легочная — индикатор старовозрастных лесов, очень требовательный лишайник: ему нужен настоящий таёжный климат

Артур Парфенчиков отметил, что именно представители общественности и журналисты обратили его внимание на судьбу Сунского бора. «Все процедуры по оформлению лесного участка с целью недропользования были проведены в соответствии с законом, вот только голос людей, для которых Сунский бор — это неотъемлемая часть их истории и образа жизни — никто не услышал. После всестороннего изучения вопроса, проведенных по моему поручению переговоров с руководством предприятия ООО «Сатурн Нордстрой» было принято решение на альтернативной основе о добровольном инициировании процедуры прекращения права пользования недрами на месторождении «Южно-Сунское», — заявил Парфенчиков.

Компания «Сатурн Нордстрой» планировала вырубить 11 гектаров леса в 40 километрах от Петрозаводска. Местные пенсионеры живут во многом за счёт этого леса: в деревне нет никакой работы, и они могут уповать только на пенсии и заготовку грибов и ягод из Сунского бора. Пять лет жители Суны пытались отстоять лес, но ничего не получалось. Поэтому старики разбили в конце июня прошлого года лагерь в лесу и живым щитом встали на пути лесозаготовительной техники. С тех пор деревенских пенсионеров стали называть «сунскими партизанами».

Партизаны девять месяцев жили в лесу, несли вахту в дождь и в морозы. Заместитель министра природных ресурсов Карелии Алексей Павлов назвал конфликт «искусственно смоделированным», а сам министр Виктор Чикалюк вообще сравнил защитников Сунского бора с экологическими террористами. Биолог Василий Нешатаев говорил, что нужно «вызвать в Сунский бор ОМОН и разогнать там всех пенсионеров». В начале февраля экс-глава республики Александр Худилайнен заявил, что в лесу на самом деле ночуют молодые люди, которых якобы кто-то «стимулирует».

Нина Маккоева, «партизанка»

После приезда представителей президентского Совета по правам человека тон выступлений чиновников изменился. Представители Совета, в том числе эксперты Гринпис России, выступили на стороне защитников Сунского бора, и руководству республики пришлось смягчить риторику. Экс-глава региона Александр Худилайнен заявил, что карельские власти могут предоставить компании «Сатурн Нордстрой» другой участок, если те согласятся на такой вариант. Но в середине февраля Александр Худилайнен подал в отставку, временно исполняющим обязанности главы Карелии был назначен Артур Парфенчиков. И его на первой же пресс-конференции спросили о Сунском боре.

Сами же «партизаны» пока не собираются уходить. В местном издании «Черника» вышла статья, которая передаёт слова стариков: ««Когда увидим документы, что бор-батюшка целым останется, тогда и уйдем из леса».

Татьяна Ромахина

Татьяна Ромахина рассказывает: «А поздно вечером в пятницу я просто разрыдалась. Это мы девять месяцев только в лесу живем, а так пять лет уже «воюем». Столько гадостей в наш адрес прозвучало! Поэтому мы привыкли всегда быть начеку. Помнишь, наверное, когда стали обвинять Нину Петровну (Шалаеву — жительницу Суны — Халя) в экстремизме, потом в терроризме».

Нине Шалаевой 78 лет.

«Хорошо бы, чтобы все документы быстрее сделали. А то скоро половодье будет, и придется опять через реку, рискуя, между льдин переправляться», — говорит Татьяна. Защитники леса уйдут не раньше, чем увидят все положенные документы: жизнь научила не верить обещаниям. А сами партизаны научили нас всех бороться.

Фотографии Игоря Подгорного