Я пишу этот блог из Архангельска, где сейчас проходит конференция «Арктика — территория диалога». У меня есть на это время, потому что организаторы конференции отказались пускать меня на неё.

Я узнала об отказе на стойке регистрации арктического форума 29 марта. Это произошло после того, как организаторы семинара об экологической ответственности обратились к Гринпис России с просьбой найти иностранного эксперта, который мог бы принять участие в дискуссии. Мы договорились с ними о моём участии, но организаторы форума решили иначе.

Надеюсь, что это было просто недопонимание. Среди 1 500 участников было несколько — хотя и совсем немного — представителей некоммерческих организаций, включая Владимира Чупрова из Гринпис России, участие которого было подтверждено задолго до начала форума. Меня всерьёз беспокоит, что в дискуссиях о будущем Арктики участвует так мало представителей гражданского общества.

Гринпис России выразил озабоченность тем экологическим ущербом, который повлекло промышленное освоение Арктики. Путешествуя по российскому Северу и общаясь с коренными жителями, они зафиксировали 450 нелегальных свалок промышленных отходов и многочисленные разливы нефти.

Только в Ханты-Мансийском автономном округе за 2014 год было официально зафиксировано 2 538 инцидентов, связанных с нефтепроводами. По данным главы российского Минприроды, каждый год в стране разливается в два с лишним раза больше нефти, чем при аварии в Мексиканском заливе в 2010 году.

И несмотря на то, что Президент России в 2013 году пообещал расширить сеть особо охраняемых природных территорий в Арктике, к 2017 году их площадь сократилась на 12,5 % из-за того, что часть территории заказника «Земля Франца-Иосифа» лишилась охранного статуса. Нефтяные лицензии пересекаются с охраняемыми акваториями около архипелага Земля Франца-Иосифа, заповедников «Большой Арктический» и «Остров Врангеля» и национального парка «Русская Арктика».

Конечно, дело не только в России: богатые скандинавские страны — Дания, Исландия и Норвегия, которые известны своей любовью к окружающей среде, блокируют создание особо охраняемых природных территорий на международной площадке OSPAR. Лоббисты, которые отстаивают интересы норвежской нефтяной индустрии, хотят помешать Европарламенту наложить запрет на бурение в Арктике.

Моя родная страна, Финляндия, в мае возглавит Арктический совет. Её международная повестка в Арктике связана с реализацией целей ООН по устойчивому развитию и воплощением в жизнь Парижского соглашения по климату. Это важные цели. Перед финским правительством стоит непростая задача: помочь отстающим странам нагнать лидеров. Я убеждена, что это невозможно без поддержки гражданского общества: миллионы людей по всему миру восхищены хрупкой красотой Арктики и готовы бороться за устойчивое развитие этого региона.

Так вышло, что Финляндия стала одним из лидеров в движении по защите Арктики — к нему присоединилось более 80 000 моих соотечественников. По недавним опросам общественного мнения, четыре из пяти финнов хотят, чтобы правительство расширяло особо охраняемые природные территории в Арктике.

Председательство Финляндии в Арктическом совете — это возможность сделать арктическую политику более открытой и прозрачной. Финляндия может внедрить практики, которые помогут гражданскому обществу участвовать в дискуссии о будущем Арктики. Ими смогут пользоваться и страны, которые возглавят Арктический совет вслед за ней — Исландия и Россия.

Сегодня я улетаю из Архангельска. Город показался мне очень гостеприимным, и я надеюсь однажды вернуться сюда и поучаствовать в арктическом форуме, на котором мне будут рады. Чтобы сохранить Арктику для будущих поколений, мы должны не только вести диалог, но и претворять слова в жизнь.

Лора Меллер — арктический координатор в Гринпис Нордик. Этот блог был опубликован на сайте The Arctic Journal 30 марта.