Не в силах ответить на аргументы экологов о нарушении законодательства при строительстве экспериментальной плавучей АЭС и опасности запуска её реакторов в Петербурге, «Росатом» заявил о том, что АЭС — вовсе не АЭС.

Петицию Гринпис против запуска плавучей АЭС в Петербурге поддержали уже около 4 500 человек. В ответ «Росатом» заявил корреспонденту газеты «Коммерсант», что плавучая АЭС — это не АЭС: «Плавучий энергоблок “Академик Ломоносов” — объект атомного судостроения».

Это бессовестная игра словами. «Росатом» всегда называл этот экспериментальный объект плавучей АЭС. Как и у стационарных АЭС, её назначение — производство энергии с использованием ядерного реактора.

Зачем «Росатом» жонглирует словами? Почему объект, который строили как плавучую АЭС, теперь называют судном? На наш взгляд, корпорация делает это, чтобы не исполнять законы, которые касаются строительства и работы АЭС, объяснить отсутствие плавучей АЭС в утверждённых правительством планах.

Но игра терминами мало поможет «Росатому». К любым ядерным установкам — независимо от того, АЭС это или «плавучий энергоблок», — должны применяться все требования, которые установлены в российском законодательстве. По каждому этапу (размещению, сооружению и эксплуатации ядерных установок) должны быть получены лицензии, для отдельных этапов — обеспечено проведение государственной экологической экспертизы, включающей в себя оценку воздействия на окружающую среду, проведение общественных слушаний. Этого требуют ст.26 закона «Об использовании атомной энергии», ст.34 и 40 закона «Об охране окружающей среды».

Временное размещение и сооружение «Академика Ломоносова» происходят в Петербурге. Согласно письму Ростехнадзора, два реактора плавучей АЭС также собираются запустить на Балтийском заводе, в двух километрах от Исаакиевского собора. При этом петербуржцев не спросили, согласны ли они на эксперименты «Росатома» у себя под окном.

Ростехнадзор признаёт, что у плавучей АЭС нет лицензии на эксплуатацию. Мы считаем, что такая лицензия должна быть получена по той же процедуре, что и для стационарных АЭС. Но даже если считать, что плавучая АЭС — это вовсе не АЭС, российские нормативные акты предъявляют строгие требования к любым объектам использования атомной энергии.

Такие требования практически невозможно исполнить в Петербурге. К примеру, в радиусе пяти километров от объектов использования атомной энергии всё население должно быть обеспечено фильтрующими противогазами и респираторами, должна быть предусмотрена экстренная (в течение четырёх часов) эвакуация населения в безопасные районы.

При оценке риска должны учитываться как вероятность аварии, так и тяжесть её последствий. Даже если считать, что вероятность невелика (хотя плавучая АЭС более уязвима для различных угроз, включая террористические, чем стационарная), риск однозначно неоправдан. Авария может обернуться радиоактивным загрязнением акватории и густонаселённой исторической части Петербурга.

При этом есть серьёзные опасения, что город совершенно не готов к такому сценарию. Ответы МЧС о подготовке к ядерным авариям скорее похожи на отписки: «Подготовка работающего населения проводится по месту работы без отрыва от производственной деятельности (на плановых занятиях). С целью обеспечения (...) подготовки неработающего населения (...) созданы и функционируют учебно-консультационные центры по ГО».

Нельзя подвергать жителей Северной столицы опасности ради проекта, о котором бывший замминистра по атомной энергии сказал: «Они [плавучие АЭС] никому не нужны. Мы сами финансируем эту бесполезную вещь из государственной казны».

Атомоходы на Балтийском заводе в основном строились до Чернобыля, когда к ядерным угрозам относились спокойнее. Тогда же академик Александров заверял, что АЭС настолько безопасны, что их можно строить на Красной площади. Последний ледокол — «50 лет победы» — построен в 2007 году.

Плавучая АЭС — экспериментальный объект, и это тоже повышает риски. Чернобыль и Фукусима известны всем, но и с «объектами атомного судостроения», как теперь «Росатом» называет плавучую АЭС, аварии тоже случались неоднократно.

В 1985 году в бухте Чажма произошла радиационная авария, в результате которой десять человек погибли и около 300 получили облучение. Шлейф загрязнения составил 5,5 км, выпадение частиц происходило до 30 км от места выброса. Причиной называют проходивший мимо катер, волна от которого привела к несанкционированному пуску реактора и взрыву.

На заводе «Красное Сормово» в Горьком 18 января 1970 года была авария подводной лодки К-320, с загрязнением цеха, сбросом радиоактивной воды в Волгу и гибелью в течение недели двенадцати монтажников. Более тысячи человек были облучены выше допустимого.

Недавно бывший сотрудник Балтийского завода сообщил нам о несоблюдении правил на предприятии: «огромный плавкран “Демаг” иногда стоит вообще без вахтенных, если он оторвётся от берега, то может разрубить плавучую АЭС, стрелой (800 тонн) или всем весом (5 000 тонн)». Мы не знаем, не преувеличены ли его опасения, но это только один из возможных сценариев последующей аварии.

 

Представители «Росатома» ещё раз ввели читателей газеты «Коммерсант» в заблуждение, утверждая, что АЭС никогда не было запрещено строить ближе 100 км от крупных городов (численностью более 2 млн жителей). На самом деле такой запрет действовал до 2014 года. В этом же документе было указано, что плотность населения в 25 км от АЭС не должна быть выше 100 человек на 1 кв. км. Плотность населения в Петербурге — 4 000 человек на кв. км.

Неубедительно звучит и заявление «Росатома» о том, что Ленинградская АЭС находится на расстоянии 40 км от границы с Санкт-Петербургом. Станция была построена в этом месте до Чернобыля, а строительство там же Ленинградской АЭС-2 демонстрирует только безответственность корпорации «Росатом», что мы уже отмечали.