Человек устроен по-дурацки. Скажем прямо, нелепо устроен человек. Почему-то мы плохо усваиваем уроки. Почему-то вопреки всем законам природы, мы не приобретаем условные рефлексы. А поговорка «На одни и те же грабли дважды не наступают» нами любима, но только как фигура речи, а не руководство к действию.

Вчера добровольные лесные пожарные Гринпис России ездили в Луховицкий район Московской области: туда, где в 2010 году лесные пожары уничтожили немыслимые площади живого леса, где погибли люди и полностью сгорел посёлок Моховое, который так и остался стоять мёртвым, где торфяники разгорелись так, что дымом затянуло все окрестные посёлки и Москву.

С тех пор прошло семь лет, часть горельников разобрали, распахали и засадили новыми соснами, но много сгоревшего леса так и осталось не разобранным. На это у государства не хватило сил, средств, целеустремлённости. Большинство деревьев в этих горельниках попадали и образовали непроходимые завалы. Эти завалы зарастают травой, а когда она высыхает — превращаются в готовый костёр, который только и ждёт спички.

Семь лет мы опасались того, что эти завалы начнут гореть. И вот в последних числах апреля это случилось. Пожар возник неподалёку от посёлка Ольшаны, на территории горельников, которые остались неразобранными после лесных пожаров 2010 года.

Четыре дня пятьдесят человек из лесной охраны Луховицкого лесничества пытались остановить пожар, не допустить его в посадки молодых сосен на соседних, уже разобранных участках, не дать ему убить лес, который медленно восстанавливается.

Четыре дня тяжёлой работы в условиях сильной задымленности, непролазных завалов, огня в рост человека. Менялся ветер. Часто приходилось перемещать людей и технику. В самые сложные моменты обсуждался даже резервный вариант — пожертвовать оставшимся лесом и отжечься от деревни Ольшаны, чтобы спасти населённый пункт. Только высокое профессиональное мастерство и очень слаженная работа лесных пожарных и сотрудников МЧС позволили справиться с пожаром в таких условиях.


3 мая совместными усилиями противопожарная команда Гринпис России и представители государственных служб вместе обследовали выгоревшую площадь. Наземная разведка и беспилотник помогли найти отдельные очаги тления торфа и дотушить их. Снова понадобились бульдозеры, пожарные машины, помпы и много работы. Затем группа переехала на осушенное болото прямо возле сгоревшего Мохового, где наша команда обнаружила следы травяного пала, с которого начался пожар, и вновь приступила к тушению торфа.

Мы общались с местными пожарными и слушали рассказы о том, что было ещё позавчера. О том, как и год назад, на майские праздники, в этом же многострадальном лесу, заваленном горелыми брёвнами, они тушили пожар, возникший, как обычно, от брошенного костра любителей весенних шашлыков, от небрежной спички, от окурка… О том, что в 2010 году здесь был ад.

А ещё о том, что есть планы распахать эти площади и посадить лес, вот только люди, эти нелепо, неудобно устроенные люди, почему-то не хотят красивый лес и упорно жгут свои родные места, плохо усвоив урок семилетней давности.

Конечно, многие жители Центральной России помнят страшное лето 2010 года. Они помнят этот ужас, это серое от дыма небо, новости на всех каналах телевидения, сводки о погибших людях, тысячах и тысячах гектаров уничтоженного огнём леса. Нашего леса, нашего богатства, нашей гордости.

Люди помнят и ужасаются, но почему-то не связывают своё стремление сжечь траву и те страшные последствия пожаров. Люди возмущаются скверным состоянием лесов, не связывая это состояние со своими действиями.

Но ведь и действий никаких не нужно. Чтобы такие истории не повторялись, не нужно ничего делать. Нужно наоборот — не делать. Не жечь. Просто не жечь. Это действительно просто.

И пожалуйста, если видите пожар, если горит трава, если горит лес или торфяник, — не проходите мимо. Позвоните по телефону 112, вызовите пожарных. Это тоже просто. А тушить горящий лес и выращивать новый — очень, очень сложно.