Пожарная команда Гринпис России вернулась из экспедиции в Амурскую область, где огонь уже прошёл по площади полтора миллиона гектаров — в шесть раз больше, чем за аналогичный период в прошлом году. Руководитель противопожарного отдела Григорий Куксин рассказал, из-за чего в регионе случилась пожарная катастрофа и что нужно делать для решения проблемы.

На прошлой неделе мы были в Амурской области. Сейчас там самая сложная ситуация с пожарами — введён режим чрезвычайной ситуации. В регион перебросили значительные силы федерального резерва Авиалесоохраны и федерального МЧС. В аэропорту Благовещенска основные цвета в одежде людей — жёлтый и зелёный. Десантники и парашютисты Авиалесоохраны прибывают из разных регионов.

Эта катастрофа полностью рукотворная и началась она с палов травы, которые полностью запрещены с 2015 года. Но фермеры и работники агропредприятий до сих пор сжигают мусор и траву вокруг домов. Продолжаются и так называемые профилактические выжигания, когда лесники и муниципальные работники сами отжигают траву вокруг лесов и населённых пунктов.

Сил и денег на реальный контроль таких выжиганий в регионе нет, а традиция массовых  «профилактических» выжиганий осталась. В Амурской области они на практике ничем не отличаются от хулиганских поджогов. Чтобы контролировать запланированные объёмы выжиганий не хватает ни людей, ни техники, ни денег. Надежда только на погоду: огонь останавливается, доходя до ещё влажных или заснеженных северных склонов.

А в этом году и с погодой не повезло. Амурская область фигурирует в новостях как экстремально горящий регион каждую весну. Но этой зимой выпало очень мало снега, а весна была ранней, и огонь быстро распространялся из-за сильного ветра. В таких условиях массовые поджоги привели к катастрофе.

Большинство людей, с которыми мы говорили, называют лесников и пожарных поджигателями и сами при этом жгут мусор и траву.

В первый день мы выехали на юг от Благовещенска и увидели множество столбов дыма. С каждым часом их становилось всё больше. Все нераспаханные участки на сельскохозяйственных землях или уже выгорели, или горели. Эти пожары никому не выгодны, но люди массово устраивают их даже сейчас, когда объявлен режим ЧС и о тяжёлой ситуации говорят по всем телеканалам.

Когда мы звонили по телефону 112 и сообщали про эти возгорания, то всегда были первыми.  Даже в тех местах, где огонь подходил к населённому пункту или действовал, например, на территории бывшей воинской части, примыкающей к посёлку.

В следующие дни наши группы выезжали и на север области, и на восток от города. И везде картина примерно одинакова: отдельные очаги пожаров сначала распространяются на огромные площади, а затем сливаются между собой. Такие пожары очень часто пытаются потушить встречным огнём, но проводят такие отжиги малыми силами и бесконтрольно, так что и от них всё горит ещё больше.

Кажется, что большинство людей тут сошли с ума и просто стремятся поскорее выжечь всю свою землю и не оставить ни одного цвета в палитре, кроме чёрного.

Вместо лесов — лысые склоны, поросшие травой, из которой торчат обгорелые обрубки и обугленные стволы. Огромные площади, где по воспоминаниям местных жителей ещё несколько десятилетий назад был лес, теперь – пустоши, горящие каждую весну.

Мы ежедневно тренировали местных добровольцев, вели для них семинары, в последний день выехали с ними на тушение реальных пожаров. Теперь группа из добровольцев ДОП «Барс» и «Амурского социально-экологического союза» гото��а самостоятельно находить и тушить пожары. У них есть оборудование, транспорт, понимание ценности территорий, которые они готовы охранять, и минимально необходимый опыт. За время нашей экспедиции мы совместно с ДОП потушили пять пожаров. Дважды огонь угрожал населённому пункту.

Мы поработали с учителями: на наш семинар пришли больше 30 педагогов и студенты старших курсов. С ними мы поделились новыми методиками, играми, материалами для уроков, посвящённых профилактике пожаров.

На встречах с журналистами мы договорились, что в регионе будут транслировать  новые видео- и аудиоролики, которые помогут убедить людей не жечь свою землю.

Много встреч было и с чиновниками: с губернатором Амурской области Александром Козловым и вице-губернатором Алексеем Венглинским, курирующим вопросы борьбы с пожарами, с руководством ГУ МЧС, с представителями министерства образования, с министром лесного хозяйства и пожарной безопасности. В итоге мы договорились, что Амурская область присоединится к информационной кампании «Останови огонь».

Осенью мы вернёмся в Амурскую область и поможем государственным службам и общественным организациям объединить усилия. Нужно снизить объёмы плановых выжиганий леса на следующий год и добиться того, чтобы сил и средств для контроля над их проведением выделили больше. Лесники и работники муниципалитетов  должны стать примером профессионального и осторожного обращения с огнём. Только тогда можно будет провести реально эффективную агитацию против поджогов для остальных местных жителей.

А сейчас остаётся пожелать удачи и сил всем, кто борется с пожарами в Приамурье. И пожарным, и лесникам, и десантникам, и парашютистам-пожарным, и экипажам воздушных судов, и добровольцам, которые не остались в стороне.