Гринпис России рассказывает, что такое плавучая атомная станция, чем она может быть опасна для вас лично и для вашего друга из Норвегии или Индонезии, можно ли отказаться от АЭС уже сейчас и как после этого жителям Чукотки выжить без света.

Атомные станции могут плавать? Что происходит?

Росатом сделал первую в мире плавучую атомную станцию. Грубо говоря, плавать она не может: это баржа, которую перетаскивают с места на место несколько буксиров. Строили её на Балтийском заводе в Петербурге, за время строительства она чуть не сгорела. Изначально Росатом планировал загрузить топливо прямо в центре Петербурга, недалеко от Исаакиевского собора. Но позже компания изменила эти планы. Произошло это благодаря неравнодушию россиян, подписавших петицию против опасных экспериментов в сердце культурной столицы, а также из-за давления со стороны стран, имеющих выход к Балтийскому морю, которые видели угрозу в транспортировке ядерно- и радиационно опасного объекта.

Зачем она нужна? Куда она поплывёт?

Прямо сейчас баржа плывёт в Мурманск, где в неё погрузят ядерное топливо и запустят реакторы, что не может не беспокоить соседей: жителей Финляндии и Норвегии. Уже в 2019 году планируется отбуксировать её на 5000 км по Северному морскому пути и ввести в эксплуатацию вблизи порта Певек на Чукотке.

По данным российской прессы, Росатом планирует создать линию по серийному производству плавучих ядерных реакторов, станция на Чукотке будет выставочным экземпляром. Компания уже ведёт переговоры с потенциальными покупателями в Африке, Латинской Америке и Юго-Восточной Азии. Росатом ранее заявлял, что 15 стран, включая Алжир, Индонезию, Китай, Малайзию и Аргентину, проявили интерес к найму плавучих ядерных установок. Среди прочих целей плавучие атомные электростанции призваны обеспечивать электроэнергией разведку ископаемого топлива.

Почему это может быть опасно?

Потому что мир помнит Чернобыль и Фукусиму: любая АЭС производит радиоактивные отходы и может взорваться, но плавучая АЭС особенно уязвима перед терроризмом и стихией, а конкретно «Академик Ломоносов» будет находиться в экстремальных условиях ледяной Арктики. Кроме этого, необходимо учитывать риски, связанные с тем, что плавучая АЭС будет хранилищем отработавшего ядерного топлива и радиоактивных отходов.

Жить вообще опасно, но людям на Чукотке нужно же электричество?

На Чукотке есть огромный потенциал для строительства ветростанций. К тому же развитие возобновляемой энергетики обойдётся дешевле, чем обслуживание плавучей атомной ста��ции. Электричество плавучей АЭС очень дорого. Утверждения о том, что ПАЭС может заместить существующую на Чукотке теплоэлектростанцию и Билибинскую АЭС не вполне корректны, поскольку работа ПАЭС предполагает периоды бездействия при перегрузке топлива, а раз в 10–12 лет она должна будет покинуть Чукотку для выгрузки отработавшего ядерного топлива. Непонятно, чем её будут заменять на это время.

А плавучая АЭС может утонуть? Что тогда случится?

Может. В Оценке воздействия на окружающую среду (далее — ОВОС) ПАЭС, документе, где компания обязана рассмотреть все варианты аварий, признаётся, что сценарий аварии с выбросом радиоактивных отходов в морскую воду возможен при таране другим судном, а также «при длительной посадке на скалистую отмель в штормовых условиях». Также в документе написано, что судно может затонуть при ударе о грунт, и затопление будет сопровождаться выходом радиоактивных веществ.

Но при этом в документе утверждается, что «мгновенный сброс радиоактивных вод из всех цистерн ЖРО [жидких радиоактивных отходов] и баков хранилищ ОТВС [отработавших тепловыделяющих сборок] не представляет заметной экологической опасности вследствие непродолжительного существования пятна загрязнения. Максимальный радиус загрязнения составляет 2,34 км, время существования пятна не превосходит 1,5 суток». В ОВОСе указывается, что при аварии с расплавлением активной зоны реактора (тяжёлая авария) эвакуация населения не потребуется, защитные мероприятия нужно проводить только в радиусе одного километра, а пищу контролировать в радиусе 13 км от места выброса. Напомним, что авария на Чернобыльской АЭС привела к загрязнению территорий более чем в 1000 км. Очевидно, что сценарии аварий описаны крайне неподробно.

Распределение загрязнения может быть различным в зависимости от того, как далеко от берега находилась плавучая атомная станция. Не учитывается в документе возможное загрязнение рыбы и других морских ресурсов.

Звучит всё страшно, но были ли подобные аварии с судовыми реакторами?

В 1985 году в бухте Чажма при перегрузке топлива в реакторы атомной подводной лодки произошла радиационная авария, несколько человек погибли, а более 300 были облучены. Шлейф загрязнения был более пяти километров, радиационное загрязнение обнаруживалось в радиусе 30 километров. Причиной аварии называли проходивший мимо катер, волна от которого привела к несанкционированному пуску реактора и его взрыву.

На заводе «Красное Сормово» в Горьком 18 января 1970 года при загрузке свежего ядерного топлива в реакторы атомной подводной лодки произошла авария на подводной лодке К320 с загрязнением цеха, сбросом радиоактивной воды в Волгу, гибелью в течение недели 12 монтажников. Более тысячи человек были облучены выше допустимого. И тоже ведь не сказать, чтобы монтажники были случайными людьми на заводе. В 2004 году был принят закон Нижегородской области о мерах социальной поддержки ликвидаторов аварии.

Посмотрите про ещё ряд аварий с судовыми реакторами.

А кто кроме Гринпис выступает против?

Против проекта выступали различные экологические организации: «Зелёный крест», «Беллона», академики и учёные.

С критикой идеи плавучей АЭС выступали также РусГидро и специализирующиеся на ядерной энергетике СМИ.

Об экономической несостоятельности проекта говорил Герман Греф: «Стоимость одного киловатта установленной мощности плавучей атомной станции — $7200. Это никогда не окупится. Это в семь раз выше, чем в теплогенерации».

Вот, что говорил о ПАЭС атомщик, бывший замминистра по атомной энергии РФ Булат Нигматулин в интервью агентству «Рейтер»: «Они никому не нужны. Мы сами финансируем эту бесполезную вещь из государственной казны <...>, установка реакторов где-нибудь в Тихом океане, где их может перевернуть и потопить цунами, это просто безумие <...>А в других местах полно пиратов и террористов».

Есть в конце концов госорганы, и они за всем следят

Плавучая атомная станция объект новый и экспериментальный. В Петербурге Ростехнадзор столкнулся с такой проблемой: ни ПАЭС, ни Балтийский завод не упомянуты в списке объектов постоянного надзора, и чтобы прийти с проверкой, специалистам Ростехнадзора нужно заранее предупреждать и завод, и прокуратуру (при том, что реактор мог быть уже запущен). Мурманский Атомфлот контролируется Ростехнадзором, но тут возникает новая проблема: ПАЭС — это объект Росэнергоатома, оператора обычных АЭС в нашей стране. А на Атомфлоте нет представителей Ростехнадзора, контролирующих объекты Росэнергоатома. Дискуссия вокруг проекта, его критика сейчас очень важна, поскольку позволяет, в том числе выявить такие проблемные места, напрямую влияющие на безопасность огромного числа людей.

Как остановить проект, если уже все решено? Мы не можем ни на что повлиять

Это новый объект, и на пока ничего не решено. Именно сейчас и госкорпорация, и потенциальные зарубежные заказчики будут смотреть, будет ли общественность выступать против. И свои решения  а они вовсе не обязательно будут в поддержку ПАЭС, в первую очередь, из-за её дороговизны, — они будут принимать так или иначе с оглядкой на реакцию общественности. Если люди будут выступать против ПАЭС в Мурманске, то вполне вероятно, также люди будут реагировать и в Индонезии, и по всему миру?