В прошлом году Ладожские шхеры наконец-то получили статус национального парка, чего защитники природы добивались больше 20 лет. Брошенную территорию государство должно взять под охрану, но пожары до сих пор продолжают губить заповедные острова. Добровольные лесные пожарные всеми силами стараются их спасти. В этом году они уже потушили 17 пожаров.

От железного века до Великой Отечественной

История Ладожских шхер начинается в конце ледникового периода: ледник отступал на север и полировал скалистые ландшафты. Появилось Ладожское озеро — самое большое на территории современной Европы.

Пологие скалы, сглаженные ледником, называют бараньими лбами, пустые каменистые острова — лудами, а водные проливы и заливы между островами и материком — шхерами

В северной части озера разбросаны около 650 каменистых островов. Некоторые из них настолько малы, что не получили собственного имени, а другие названия — многочисленные «сари» (от финского «остров», например, Кюнсаари — «гадючий остров»), запомнить непросто.

Берега и прибрежные острова Ладожского озера начали заселять ещё в железном веке, затем туда пришли карелы. Они распахали земли и построили жилища. Позже Приладожье стало частью Новгородской республики, а потом — Московского княжества.

Через Ладожское озеро проходил путь «из варяг в греки», и на островах кипела жизнь.

Вид с вершины горы Вяхтимяки, раньше здесь был строжевой пост

На Хонскасало, острове в северной части Ладожского озера, расположена гора Вяхтимяки — самая высокая точка Ладожских шхер. Здесь был сторожевой пост, с которого высматривали идущие корабли, а костры на вершине горы было видно за десятки километров.

В начале 19 века Ладожские шхеры отошли к Финляндии, так что островам были даны карело-финские названия. Например, остров Пиени-Хепосаари, где стоит лагерь добровольных лесных пожарных, — это «малый лошадиный остров», а известный Валаам — «высокая, горная земля».

В годы войны в шхерах шли сражения, а после финны покинули территорию и обжитые за тысячелетия места опустели.

Сейчас на островах Ладоги можно увидеть разрушенные военные сооружения, остатки хуторов, заброшенные пастбища и маяки. Остатки построек среди голых камней и зелёных зарослей и нетипичный для России скандинавский пейзаж придают Ладоге особое обаяние и словно напоминают о триумфе природы над цивилизацией.

Брошенные острова и ничейные пожары

Острова остались брошенными, и из-за того, что за территорией никто не следит, здесь часто случаются пожары. Казалось бы, когда человек покидает обжитые места, природа восстанавливается. Но в Ладожских шхерах пожары, возникающие по вине диких туристов, губят природу.  

На Ладоге суровая погода. Палящее солнце и сильный ветер высушивают мох, поэтому от любого непотушенного костра деревья вспыхивают как спички, сгорает плодородный слой почвы  — и так погибает целый остров.

Последствия пожара на одном из островов Ладожского озера. На восстановление леса потребуется сотня лет

Почва на островах насыщена торфом — горючим полезным ископаемым из не до конца перегнивших остатков растений. Торф может загореться от плохо потушенного костра, долго и медленно тлеть, выжигая корни деревьев даже под дождём.

Ю��а Таскинен, автор книги «Семь морей Ладоги», ещё 20 лет назад так описал свои путешествия по забытому озёрному краю: «Вертолёт стрекотал над Пуутсаари. Я посмотрел вниз.

Вид был ужасный. Выгорела треть острова. Зелёная шуба превратилась в обугленные пучки, как у измождённого волка.

Ладога была полна противоречий. Уже при своих первых поездках я заметил столбы дыма. Летом в каждом походе остров или часть материка пылали огнём. Мне не давала покоя мысль, почему пожары на Ладоге так часты. Я привык, что на моих водах [в Финляндии] пожары от молнии случались не каждый год. И если хотя бы на маленьком островке происходило возгорание, то пожарная команда тут же устремлялась героически пресекать поступь красного петуха. На Ладоге же огонь мог действовать при всеобщем безразличии. В первые годы я удивлялся лесным скелетам островов.Что за сила валила могучие прибрежные леса, как траву? Это делал огонь. Ладога была ничьей землёй, и лесные пожары не пытались тушить».

Добровольцы и сотня спасённых островов

Ладогу называют меккой байдарочников. Одна из туристических групп, устав смотреть на то, как острова превращаются в пепелище, решила организовать противопожарный лагерь. Начиная с 2008 года каждое лето добровольные лесные пожарные дежурят на Ладоге, сами тушат пожары и сообщают о них в пожарную охрану.

Пожар на прибрежной части Ладожских шхер. 20 июня 2018 года

За 11 лет они потушили около ста пожаров, можно сказать, что спасли сто островов. На самом деле спасли больше, потому что волонтёры не только патрулируют территорию и борются с огнём, но и общаются с туристами и просят тех тщательно тушить костры и не бросать окурки. «В 2014 году было особенно тяжело, — говорит Павел, один из добровольцев —  горело каждый день. Потушишь, а на следующий день приезжаешь с проверкой — снова горит. Как будто чёрная дыра, и пока все не выгорит, не успокоится».

В прошлом году Ладожские шхеры получили статус национального парка, но пока дирекция и пожарная охрана не сформированы, ситуация не меняется. За 2018 год добровольцы выявили и потушили уже 17 пожаров, причём гореть острова начали в мае, до начала массового туристического сезона.

На одном из первых пожаров горели бывшее пастбище и лес. Вот что написала о тушении Мария Васильева, добровольный лесной пожарный. Мария приезжает на Ладогу уже десятый год и считает шхеры своим домом:

«Очень сложным получилось начало сезона. Чтобы уже в середине мая, да так часто начали гореть острова — такого не помню.

24 мая местный житель позвонил на дежурный номер Общества добровольных лесных пожарных и сообщил, что он видит дым где-то в районе острова Путсаари. Вскоре информация подтвердилась — горит остров Самматсаари. Большой остров, очень большой. Когда-то на нём жили люди, вели хозяйство. В середине острова осталось поле, которое сейчас заброшено. Сохранился старый фундамент дома, металлические орудия для возделывания земли.

И вот на этом поле кто-то поджёг сухую траву. Огонь сжёг траву и зашёл в лес. Мы смогли туда приехать только 25 мая. К этому времени площадь пожара достигла 20 гектаров. Когда мы добрались, на месте с вечера, всю ночь и потом весь день работали пожарные Авиалесоохраны. Мы присоединились к работе и тушили пожар полдня 25 мая, потом ещё день 26 мая и полдня 27 мая. Три дня очень тяжёлой работы, никакой романтики и героизма.

Пожар хотя и на острове, но до воды далеко, тянуть рукавные линии через камни и сгоревший лес трудно, и на весь пожар всё равно не хватает. Ходить с тяжёлым ранцем с водой на плечах по сложному рельефу: камни, спуски, подъемы, валежник, падающие подгоревшие деревья — очень трудно. Устаёшь почти сразу, а ходить приходится целый день.

Вода далеко, за добавкой не набегаешься, а подстилка сухая, искры в ней вспыхивают от малейшего дуновения ветерка».

Сейчас в Ладожских шхерах добровольцы — те , кто может быстро среагировать на сигнал о пожаре. У них есть моторные лодки, спецодежда и пожарное оборудование и — самое главное — любовь к Ладожским шхерам и желание их защитить.

Ладожские шхеры — это место с тысячелетней историей, и терять его жалко. В этом году на горе Вяхтимяки, где раньше всего появляется солнце, где сотни туристов любуются красотами, из-за непотушенного костра случился пожар и оставил после себя только пепел и пожелтевшие деревья.

«Хонкасало», остров, где стоит Вяхтимяки, значит «глухой хвойный лес», «Мантсинсаари» — «земляничный остров», «Корписаари»  — «труднопроходимый, дремучий, сырой лес» — все это может превратиться в голые камни, если шхеры не начнут охранять. Эти скандинавские красоты чудом сохранились  в России, и наша задача — сберечь их. Поддержите противопожарный проект Гринпис, чтобы мы могли обучать добровольцев и продолжать работу.