Компания Shell и ее планы добывать нефть в Арктике внезапно оказались в центре бурных протестов в США.

Активисты самых разных движений и организаций забираются на ее буровую, блокируют работникам доступ в порт и даже приковываются к якорной цепи. Их лозунги звучат апокалипсически: «Shell в Арктике – это неминуемая катастрофа!», «Остановите безумие!». Крупнейшее протестное движение называется S-hell No!, что можно перевести как «Черта с два!». 

Сотни протестующих на каяках окружают платформу Shell в Сиэтле. 

Российскому обывателю трудно понять, чем народу так не угодила крупнейшая в мире нефтегазовая корпорация с почти двухвековой историей и, казалось бы, отличной репутацией.

 Для нас англо-голландский концерн ассоциируется с вещами положительными: качественное обслуживание, вкусный кофе с молоком на заправках. Говорят, даже бензин у них «вкуснее», чем российский. В общем, европейские стандарты.

 Но есть и другая сторона Shell, о которой известно не так широко. Точнее, которую компания старается не афишировать.  

 Я расскажу о нескольких темных эпизодах в истории Shell – только факты, а вводы вы можете сделать самостоятельно.

Присоединяйтесь к защитникам Арктики!

Нигерия: 50 лет экологической катастрофы

 Нигерия – ключевой регион для Shell. В дельте реки Нигер она качает нефть уже полвека и добывает до 15% своего сырья.  

 Нигерия же, благодаря Shell – один из «чемпионов мира» по разливам нефти. Утечки случаются здесь в среднем десять раз в неделю. При этом количество аварий с годами только увеличивается: если в 80-е годы Shell разлила здесь около 30 тысяч баррелей (за пять лет), то за пятилетку в 2000-х – почти 300 тысяч баррелей! Главная причина – изношенность труб.

Часть разливов, от 20% до 70%, компания списывает на саботаж местных жителей. Поскольку цифры эти проверить невозможно, вероятно, таким образом Shell избавляется от необходимости платить компенсации пострадавшим.

 Дельта Нигера – важный сельскохозяйственный регион, от которого зависит выживание сотен тысяч людей. Вот как описывает повседневную жизнь здесь Amnesty International: «Люди вынуждены пить загрязненную воду и мыться в ней. Они едят пищу, отравленную токсинами. Сельскохозяйственные земли загрязнены, как и воздух. Люди страдают от заболеваний кожи и легких, при этом уровень загрязнения воздуха правительство даже не измеряет»*.

 Жертвам загрязнения крайне трудно добиться справедливости. Лишь в нескольких случаях им удавалось выиграть в судах и получить мизерные суммы.

 В 2009 году голландский суд принял иск фермеров из Нигерии против Shell. И только в феврале 2015 года компания согласилась на выплаты. Каждый пострадавший получил менее 300 долларов.

 

Коррупция и насилие

 Shell, согласно своим принципам работы, категорически против коррупции. Но все это не катается бедных стран вроде Нигерии.

 В этой стране Shell старается представить себя жертвой, рассуждая о том, как трудно организовать нормальную работу в условиях «высокой преступности, насилия, угроз и протестов». 

Теракты и вооруженные нападения в Нигерии действительно не редкость. Но за 50 лет гигантская компания сделала крайне мало для того, чтобы улучшить социальную обстановку. Напротив, она­­­­­ нередко использовала конфликты в своих интересах и подливала масла в огонь.

 В 2003 году Shell заказала независимое исс��едование на эту тему, но получив результаты, отказалась его публиковать. В докладе значилось: «Методы работы и поведение сотрудников компании провоцируют и усиливают конфликты в регионе»*. В частности, компания способствует процветанию коррупции: она «использует «мертвые души», систему откатов при работе с местной властью, дает взятки чиновникам».

В 2006 выяснилось, что некоторые из боевиков, виновных в терактах на нефтепромыслах, позже получали деньги от Shell и назначались руководителями ее фирм-подрядчиков. По мнению журналистов, компания, подкупая лидеров криминальных банд, защищается от новых атак.

Одно из самых темных пятен в истории Shell – борьба с «Движением за выживание народа огони» в Нигерии и его лидером Кеном Саро-Вива.

 В январе 1993 года Саро-Вива собрал на мирный марш протеста 300 тысяч жителей Огони – это почти половина всего населения. Они требовали, чтобы нефтяники, и в первую очередь Shell, отдавали часть своих доходов коренному населению, выплатили компенсации за разрушение окружающей среды и занялись ее восстановлением

 Власти Нигерии, которые всегда получали от Shell огромные средства, отреагировали максимально жестоко. Войска страны устроили настоящую расправу над огони, оккупировав их территории – деревни были сожжены, люди подверглись массовым избиениям и арестам.

В 1994 году Саро-Вива был похищен прямо из своего дома и заключен в тюрьму. Затем военный трибунал приговорил его вместе с восьмью другими лидерами движения к повешению. Правозащитники выяснили, что некоторые из свидетелей, выступившие против активистов, затем получили выгодные заказы на работу от Shell.

Саро-Вива был признан узником совести и посмертно получил международную премию «За достойную жизнь». 

 

 Канада: отравленные реки, уничтоженные леса

Хранилище токсичных отходов на месторождении Shell в Канаде

Нефть, производимая из битуминозных песков методом фрекинга, обходится природе гораздо дороже «традиционной».  Между тем, именно с ней Shell связывает свое будущее.

 Добыча ведется в открытых карьерах и приводит к загрязнению огромных объемов воды и почв химикатами, а также к масштабным выбросам углекислого газа. Если нефть залегает слишком глубоко под землей, ее извлекают на месте, с помощью горячего пара. В этом случае высок риск отравления не только наземных, но и подземных вод.

Открытые карьеры Shell в провинции Альберта в Канаде год за годом разрушают среду обитания местных жителей. Для своего производства компания берет из реки Атабаска чистую воду. Каждый год — это более 600 миллионов кубометров, то есть объем пресной воды, достаточный для снабжения трех миллионов человек.  

После использования вода настолько загрязнена, что ее невозможно вернуть в реку. Это особенно опасно в засушливый сезон – после забора уровень воды в притоках Атабаски падает до критического. Это невосполнимый ущерб для рыболовства, а также для оленя карибу, главного животного в культуре канадских индейцев – за последнее десятилетие оленей здесь стало в два раза меньше.

 

США, Аляска: побег от налогов и ответственности

Арктический шторм выбросил платформу Shell на мель.

«Арктическая история» Shell началась в 2009 году, когда компания заявила о намерении пробурить три скважины на шельфе Аляски. История эта на редкость неудачна: компания до сих пор не пробурила ни одной скважины но успела приобрести скандальную славу.   

В 2012 Shell провалила испытания своего спасательного судна Arctic Challenger. Береговая охрана заявила, что днище судна было «смято, как консервная банка».

Буровое судно Noble Discoverer, которое Shell пытается выдать за современную технику – одна из старейших буровых в мире.  Оно было построена в 1966 году как баржа для перевозки древесины. В ноябре на Noble Discoverer начался пожар из-за сбоя в двигателе. Через несколько дней береговая охрана задержала его из-за сбоев в системах безопасности и выбросов загрязнителей в воздух.

После нескольких лет неудачных попыток, осенью 2012 года Shell всё-таки смогла приступить к бурению арктических скважин. Но попытка эта закончилась настоящей катастрофой: в декабре буровая Kulluk попала в шторм, села на мель и была повреждена настолько серьезно, что ее пришлось списать в металлолом.  

Береговая охрана США по итогам расследования этой аварии пришла к выводу, что её основные причины – неадекватная оценка рисков и плохое управление. Само решение буксировать платформу в конце декабря, в разгар сезона штормов, Shell приняла ради снижения налогов.

Вскоре стало известно, что Shell не сможет вернуться к своим участкам в Арктике и в 2014 году. Общественные организации смогли доказать в суде, что компания сознательно приуменьшила воздействие нефтяных разработок на природу Аляски.

В декабре 2014 года Прокуратура США приговорила компанию Noble Drilling, которая вела бурение на шельфе Аляски для Shell, к штрафу в 12 миллионов долларов. Компания совершила «длинный перечень нарушений, рискованных действий, ошибок и попыток обмана», которые привели к «отключениям двигателей, повреждениям оборудования, созданию опасных ситуаций».

 Shell все же решила вернуться в Арктику в 2015 году.

 Недавно Гринпис обнаружил, что бурение в Чукотском море угрожает не только природе Аляски, но и России, в частности — знаменитому арктическому заповеднику «Остров Врангеля».

Shell опубликовала моделирование разлива нефти в Чукотском море, который может распространиться на сотни километров в сторону России. При этом документы компании не содержат практически никакой информации о том, как она будет бороться с трансграничным загрязнением.  

Shell отправляется покорять Арктику, обещая современные технологии и блестящие перспективы. Но почему после всего этого кто-то должен ей верить?

 

*на основе материалов:

Доклад организации «Друзья Земли»: Royal Dutch Shell и ее проблемы с ответственностью, 2010 год.

Доклад Гринпис: Неудачи Shell в Арктике, 2015 год