Сегодня Гринпис и миллионы защитников природы по всему миру празднуют большую победу! Shell заявила, что прекращает бурение в Чукотском море.

Протесты преследовали Shell по всему миру. Это активисты, которые встали на пути платформы в Сиэтле.

«Результаты разведки оказались разочаровывающими. Shell не будет вести разведку у берегов Аляски в обозримом будущем», — сообщил нефтяной гигант. Так бесславно заканчивается 7-летняя борьба Shell за ресурсы американской Арктики, которая уже обошлась компании в 7 миллиардов долларов. Вся буровая флотилия Shell отправляется домой ни с чем.

У Shell были миллиарды долларов, у нас — миллионы единомышленников, и мы победили!

 «Это гигантский проигрыш большой нефти. У Shell были миллиарды долларов, а у нас — миллионы единомышленников, и мы победили», — подвел итоги директор Гринпис Великобритании Джон Совен.

Провал Shell должен стать уроком для всех нефтегазовых корпораций, которые ещё не потеряли интерес к арктическим льдам. Если ведущая мировая компания, которой были доступны все ресурсы и передовые технологии, не смогла покорить Арктику — на что надеяться остальным?

Из «арктической гонки» выбыли почти все ключевые игроки: ExxonMobil, BP, Chevron и Total уже поняли, что игра не стоит свеч. Самыми упрямыми остаются российские компании. «Приразломная» «Газпрома» уже два года остаётся единственной в мире действующей арктической платформой, причём она добывает гораздо меньше сырья, чем рассчитывала. При этом «Приразломная» производит меньше нефти, чем российские компании разливают из проржавевших труб!

«Приразломная» остаётся единственной в мире действующей арктической платформой, и она производит меньше нефти, чем разливают российские компании

На примере Shell легко понять, почему добыча нефти в Арктике — тупиковый путь.

Итак, что же оказалось сильнее жажды нефти?

  • Суровый и непредсказуемый климат Арктики. Расследование аварии буровой платформы Kulluk, которая случилась в зимний шторм в 2012 году, показало, что Shell недооценила опасности и оказалась не готова к экстремальным условиям. Волны выбросили 10 000-тонную платформу на берег, как скорлупку, и она получила столь серьёзные повреждения, что отправилась в металлолом.  
  • Высокие требования к безопасности и охране природы. Правительство США после катастрофы в Мексиканском заливе разумно ужесточило требования к безопасности на море. Чтобы их выполнить, нужны дорогие технологии и много времени на согласования и проверки. Из-за этого Shell смогла вернуться в Арктику лишь через три года после аварии Kulluk. К сожалению, в России экологические стандарты ниже. Но это значит, что ценой за новые баррели может оказаться настоящая катастрофа.
  • Глобальный протест против освоения Арктики. Движение в защиту Арктики уже насчитывает семь миллионов человек! Это и коренные жители Севера, и политики, знаменитые актеры и известные ученые. Shell и «Газпром» своим безответственным отношением к природе и безопасности вызвали волну протестов, которые больно бьют по их репутации.
  • Арктической нефти не так много, и она труднодоступна. Ученым, в отличие от политиков, хорошо известно, что безграничные нефтяные богатства Северного Ледовитого океана – не более, чем миф. Во-первых, все оценки – примерные, потому что разведки в Арктике почти не велось. Довольно часто ожидания не оправдываются. Как это было с Cairn Energy в Гренландии, так и сейчас с Shell. Во-вторых, даже если компания находит сырье, часто его добыча настолько трудна технически, что становится невыгодной. Например, «Роснефть» обнаружила запасы в Карском море на глубине более 80 метров. Добыть их в обозримом будущем технически невозможно.

Мы надеемся, что провал Shell в Арктике заставит бизнес и российское правительство крепко задуматься: зачем нужна эта рискованная гонка за арктической нефтью, когда уже сейчас доступны более безопасные и чистые источники энергии?