Background Image

Перспективы:
Арктике ещё есть что терять

* * *

Нравится это кому-то или нет, эпоха ископаемого топлива подходит к концу. Человечество осознало, какие угрозы несёт изменение климата, и уже 100 стран ратифицировали Парижское соглашение. Чтобы исполнить свои международные обязательства им придётся перейти на возобновляемую энергетику.

Нашей стране нужно готовиться к этому будущему, чтобы вступить в него наравне с остальными, а не делать бессмысленный рывок на Север. Мы можем безвозвратно загубить здешнюю природу, но получить выгод от этого уже не успеем. В выигрыше окажутся только те, кто освоит «на покорение Арктики» немыслимые бюджеты.

Вместо авантюр стоит обратить внимание на те регионы, в которых нефть добывается уже сейчас, и навести порядок в них. Мы можем прийти к тем же жёстким стандартам, которые приняты в западных странах, где крупным считается любой разлив нефти больше барреля. Это поможет сохранить нашу природу, и мы не окажемся в опустошённой стране, когда нефть станет никому не нужна.

Этим летом всю Россию потрясли события на Ямале, где аномальная жара, которая установилась здесь на несколько недель, привела к вспышке сибирской язвы. На свободу вырвалась инфекция, которая была скована в вечной мерзлоте. Погибли тысячи оленей, эвакуированы сотни людей, умер 12-летний мальчик. Но откуда на Крайнем Севере вообще взялось аномально жаркое лето?

  • image01
  • image02
  • image03
  • image04
  • image05

* * *

Такая жаркая погода и связанные с ней эпидемии — это последствия изменения климата. 99% учёных сегодня согласны с тем, что изменение климата вызвано деятельностью человека. Сжигая углеводороды, мы поставляем в атмосферу парниковые газы, и чем дольше российская энергетика (четвёртая в мире по выбросам парниковых газов) будет зависеть от ископаемого топлива, тем сильнее будет меняться климат. А значит такие трагедии станут происходить всё чаще, и их последствия будут всё страшнее.

По сравнению с более южными регионами Западной Сибири, север Ямало-Ненецкого автономного округа ещё слабо освоен. Однако ситуация стремительно меняется: лицензионные участки занимают уже 15% территории Ямала, предлагается построить 1350 км новых дорог и 770 км нефтегазопроводов.

Разливы нефти на полуострове пока не происходят, но уже можно предположить, когда ситуация усугубится. По оценкам экспертов нефтепроводы начинают течь после 10-15 лет использования, а в Новопортовском месторождении «Газпром нефть» полномасштабно добывает нефть только с 2014 года. Значит проблемы начнутся уже до 2030 года.

Чем дольше российская энергетика (четвёртая в мире по выбросам парниковых газов) будет зависеть от ископаемого топлива, тем сильнее будет меняться климат.

По мере того как в тундре будет появляться всё больше промышленной инфраструктуры, нефтегазовая индустрия неизбежно попросит ямальских оленеводов потесниться. Им будут платить небольшие компенсации и навязывать «социальные соглашения», и давить, чтобы никто не вздумал отказаться. В результате коренные один за другим потеряют свои пастбища. Реалистичность этого прогноза могут подтвердить жители Ханты-Мансийского автономного округа, многие из которых уже столкнулись с этим и теперь держат вольных оленей в стойле, как коров.

* * *

На Таймыре нефтяники тоже грозят нарушить традиционный уклад жизни коренных. В отличие от Оби, вода которой уже очень сильно загрязнена, Енисей ещё может похвастаться чистой водой. Пока она будет оставаться чистой, посёлки, разбросанные по берегам великой реки, смогут жить за счёт рыбного промысла.

Всё может измениться, если в низовьях реки построят нефтеналивной терминал «Таналау». Этот проект очень опасен: предполагается, что каждые три дня из терминала будут выходить два танкера. Они собираются возить нефть круглый год, в том числе в тяжёлых ледовых условиях. При этом компания даже не подготовила план ликвидации аварийных разливов нефти.

В районе строительства терминала водятся осетровые, проходит миграция омуля, сига, муксуна и чира, поэтому разлив нефти здесь навредит не только рыбакам, которые живут ниже по течению, но и вообще всем, кто рыбачит на Енисее. Прямо напротив терминала расположены Бреховские острова, входящие в международные Рамсарские угодья, а ниже по течению, при впадении в Енисей в Карское море — Большой Арктический заповедник. С большой вероятностью они могут пострадать при танкерной аварии.

Безответственность нефтяников может обернуться ужасной катастрофой — подобной той, что случилась на Аляске в 1989 году с танкером Exxon Valdez. Ликвидировать последствия аварии в арктических условиях было очень тяжело: погибли сотни тысяч птиц, тысячи морских выдр, начались чёрные дни для местных рыбаков. Аляска до сих пор не оправилась от этой трагедии. Мы не можем допустить, чтобы нечто подобное случилось в нашей Арктике.

* * *

К сожалению, мы не можем надеяться на то, что в нефтедобывающих компаниях работают разумные, ответственные люди, которые не пойдут на неоправданный риск. Ради денег многие из них готовы принимать самые циничные решения. Они готовы уничтожить даже уникальные, заповедные уголки российской природы, которыми может гордиться каждый житель нашей страны.

Весь год компания «Сургутнефтегаз» добивалась разрешения добывать нефть на самом ценном участке природного парка «Нумто» в Западной Сибири. Учёные предупредили нефтяников об опасности этого проекта. Против выступили коренные жители, которые занимаются оленеводством на территории парка, и сотрудники природного парка. Их поддержали десятки тысяч людей со всей страны. Но нефтяники и власти Ханты-Мансийского автономного округа остались глухи ко всем доводам.

В итоге «Сургутнефтегаз» добился своего, хотя обязательную по закону государственную экологическую экспертизу так и не провели. Всё это время нефтяники упорно твердили, что добыча нефти не нанесёт водно-болотным угодьям почти никакого вреда. Действительно ли 10 видов краснокнижных птиц смогут выжить здесь, а традиционному быту коренных жителей-оленеводов ничего не угрожает?

Опыт работы нефтяных компаний в Ханты-Мансийском автономном округе говорит об обратном. Исследование, которое совместно провели Гринпис и НП «Прозрачный мир», демонстрирует, что уже за 10-20 лет добыча нефти в Нефтеюганском районе привела к полному разрушению природных ландшафтов.

«Сургутнефтегаз» утверждает, что в 2013 году на его промысловых нефтепроводах произошло лишь 10 порывов, а в 2014-м — вообще один. При этом счёт аварий у «Роснефти», «Лукойла» и «Газпром нефти» идёт на тысячи.

Пока в чудесные показатели «Сургутнефтегаза» верится с трудом, но если правительство обяжет все компании заменить старые нефтепроводы, аварии действительно станут редкостью.

Чтобы нефтяных разливов стало меньше (а в будущем – не стало совсем), нужно приложить много усилий. Государство должно заставить компании заменить все старые нефтепроводы. Мы оценили, что замена всех изношенных труб обойдётся компаниям всего в 10% от их чистой прибыли за 5-7 лет.

Если вы просто отправите обращение к правительству и поделитесь ссылкой на эту страницу со своими друзьями, все мы станем на шаг ближе к тому будущему, где российская природа не гибнет от разливов нефти.

Фото © Greenpeace / Stephen Nugent / Алексей Андронов / Пётр Шеломовский / Юрий Козырев («Новая газета»)