Во что обойдется ввозимый ОГФУ?

- 17 марта, 2010

Типовой контейнер для хранения гексафторида урана. Источник

Обедненный гексафторид урана требует переработки - перевода в другую, более стабильную химическую форму, а в перспективе - захоронения.

По данным компании URENCO, полное обесфторивание и захоронение получаемого оксида урана составляет 6,02 долларов/кг ОГФУ, из них обесфторивание - 1,26 долларов/кг. Остальная же сумма расходуется на захоронение.

Соответственно, стоимость конверсии и захоронения 125 тыс. тонн ОГФУ западноевропейского происхождения, накопленного в России, составляет 750 млн. долларов (из них обесфторивание ОГФУ - 160 млн. долларов).

Если исходить из данной себестоимости утилизации ОГФУ, то утилизация 1 млн. тонн - всего объема ОГФУ отечественного и зарубежного происхождения, которые Россия наработает и примет «на переработку» к 2030 году, обойдется нашей стране в 5,7 млрд. долларов, в том числе 0,7 млрд. долларов будет потрачено на обесфторивание.

На данный момент неизвестно, разрабатывает ли Росатом хотя бы какие-нибудь механизмы финансового обеспечения переработки и утилизации ОГФУ и урановых «хвостов», образующихся в результате его дообогащения. Поэтому можно приводить только экспертные оценки откуда может быть профинансирована «урановая проблема».

Теоретически в качестве первого возможного источника финансирования можно рассматривать реализацию плавиковой кислоты, которая выделяется в процессе обесфторивания. Но по экономическим показателям плавиковая кислота не окупает обесфторивание, не говоря уже о хранении и захоронении обедненного урана. Это подтверждают представители отрасли, например, генеральный директор Ангарского электро-химического комбината утверждает, что конверсия ОГФУ убыточна.

Вторым источником финансирования могут стать отчисления предприятиями, обогащающими уран, от стоимости услуг по обогащению урана. Формально средства на обращение с ОГФУ закладываются в себестоимость услуг обогащения урана. Однако, судя по накопившимся объемам ОГФУ и отсутствию практики промышленного обесфторивания ОГФУ, эти средства не используются по назначению. Кроме того, можно предположить, что в Росатоме отсутствует практика резервирования средств на утилизацию ОГФУ, по аналогии с отсутствием средств на вывод из эксплуатации атомных станций. Но даже если такая практика начнет внедряться, низкая стоимость обогащения урана, установленная для отечественных АЭС, явно не может обеспечить резервирование достаточных средств на утилизацию ОГФУ.

Третий возможный и вполне реалистичный источник финансирования конверсии и утилизации ОГФУ - федеральный бюджет. Есть все основания полагать, что Росатом обеспечит конверсию, хранение и захоронение обедненного урана очередной федеральной целевой программой с финансированием из федерального бюджета. Это означает, что утилизация ОГФУ будет вестись за счет средств налогоплательщиков, как это происходит с финансированием строительства новых АЭС.

В международной практике при получении лицензий на строительство заводов по обогащению урана, наличие финансовых гарантий утилизации ОГФУ является важной составляющей*.

*В 2004 году компания LES - подразделение западноевропейской URENCO, в заявке на лицензирование строительства предприятия по обогащению урана в г. Lea County (США), заявила о резервировании 731 млн. долларов на утилизацию 190 тыс. тонн ОГФУ.